• Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: vetabel  
Форум о Турции | Турция Для Друзей » Турецкое кино » Обсуждение турецких сериалов » Наследник Мустафа о сцене казни (актер Мехмет Гюнсюр о своих впечатлениях)
Наследник Мустафа о сцене казни
vetabelДата: Понедельник, 2014-02-24, 1:56 PM | Сообщение # 1
Бывалый
Группа: Модераторы
Сообщений: 2506
Награды: 549
Репутация: 121
Замечания: 0%
Статус:
Сцена смерти Наследника Мустафы, показанная в одной из последних серий сериала «Великолепный век», просто потрясла зрителей. Спустя четыре века толпы паломников отправились к гробнице казненного Наследника, чтобы отдать ему почести и помолиться за упокой его души.



Больше того, все чаще и чаще стали раздаваться гневные отзывы о Кануни Султане Сулеймане, приказавшего казнить ни в чем неповинного сына. Оскорбления и угрозы последовали также в адрес представителей Османской Династии, живущих ныне.



Актер Мехмет Гюнсюр, сыгравший в сериале «Великолепный век» роль Наследника Мустафы, дал интервью, в котором рассказал подробности съемок этой действительно очень впечатляющей и крайне тяжелой сцены.
- Вы сам – отец троих прекрасных малышей. Вы пытались понять Султана Сулеймана, поставить себя на его место? Что чувствует отец, отдающий приказ убить собственного сына?
- Для меня это нечто, не поддающееся пониманию и логике. Но практически во всех мировых монарших системах если не отец убивал своих детей, то братья убивали друг друга. Умирал король, а его сыновья начинали кровопролитную братоубийственную войну. Так было всегда и везде…
- Это в некоторой мере оправдывает Закон Фатиха, написанный нашим великим правителем Султаном Фатихом. Потому что не только в Османской Империи, но и во всех монархических государствах на первом месте всегда был престол, а потом уже страна, народ и т.д. Для того, чтобы удержать власть в своих руках, необходимо было соблюдать принцип единовластия, доминирования. Трон обязательно должен был быть в твоих руках, и это высочайшее положение было намного важнее, чем родственные связи. Я должен был понять это, проникнуться моралью того времени для того, чтобы сыграть свою роль.



- Тяжело ли далась тебе сцена казни?
- Конечно, тяжело. Вообще, играть реально жившего исторического персонажа очень тяжело. Нужно все хорошенько прочувствовать, подумать над каждой деталью. Конечно, это очень нелегко. Положение тяжелое и для Наследника, и для всего его окружения. Эпоха трудная. Дворец полон интриг. Жизнь вовсе не так хороша, как кажется. Одной из задач в нашей работе было то, чтобы научиться справляться со всеми мрачными сторонами, которые окружали наших героев.
- Сцена смерти была просто потрясающей. Тебе после нее не снятся кошмары?
- Нет, я не разрешаю моим персонажам взять надо мной верх.



- Какие ты чувства испытывал, играя эту сцену?
- Хочу сказать, что эта была именно та сцена, к которой я начал готовиться еще с того момента, когда получил рол в сериале. У меня было достаточно времени, чтобы обдумать все до мельчайших деталей. Однако, при съемках этого эпизода меня охватывали самые разные чувства. Убийство отцом собственного сына – это ужасно для обеих сторон. Для меня в этой сцене было два момента : до того, как я увидел палачей, и после… Сначала оставалась надежда, вера в любовь между отцом и сыном.. И это было такое сильное чувство, которое заглушило все доводы разума и завело прямо в смертельную западню. Потом, увидев палачей, я пережил самое большое разочарование в жизни, крах всех надежд..
- Сколько дней продлились съемки сцены казни?
- Три дня. Вход в шатер – шатер – выход из шатра…
- Во время съемок не приключилось ли с тобой каких-то неприятностей?
- В эпизодах драки обязательно случаются неприятности. В моем эпизоде борьбы с палачами мне немного придавили ребро. Но ничего, потихоньку проходит…
- Вы отсняли много дублей? Как тебе удалось сохранить настроение и концентрацию?
- Съемки всех эпизодов в палатке длились с 8.30 утра до 1.30 ночи. Мы отсняли очень много дублей, потому что не все сразу получалось. Это был очень трудный день. Было холодно, но вся команда от А до Я сделала все возможно и невозможное, чтобы снять эту сцену.



- Ты сам сопереживаешь Наследнику Мустафе?
- Сопереживание своему персонажу – это отправная точка в долгом пути его воссоздания на экране. Эпоха, дворцовая жизнь, понимание принципов Династии, попытка понят характер героя – все это было очень сложно. .. но не остановило меня. в принципе, для того времени это был хороший человек, и сопереживать и симпатизировать ему было не сложно.
- Что ты думал об Османах и эпохе Кануни Султана Сулеймана до того, как начал снимать в этом сериале? Изменилось ли твое мнение после съемок?
- Мои знания об Османском периоде, в общем-то, были достаточно обширными. Но я в жизни так много не изучал, не читал и не обдумывал исторические события, как за последние три года. Отныне во мне живет частичка той Династии…
- Если бы Наследник Мустафа и Кануни Султан Сулейман жили в наши дни, на кого из лидеров они были бы похожи?
- Мне нравятся оба эти персонажа. Но, к сожалению, мне не нравится никто из современных политиков. Поэтому я не стану их ни с кем сравнивать..
Прикрепления: 4504456.jpg(125.3 Kb) · 4139313.jpg(97.4 Kb) · 1202839.jpg(175.5 Kb) · 5114072.jpg(108.2 Kb) · 4689964.jpg(201.4 Kb) · 2124845.jpg(74.5 Kb) · 4945138.jpg(56.1 Kb) · 3508802.jpg(86.6 Kb) · 5310553.jpg(59.6 Kb)
 
vetabelДата: Понедельник, 2014-02-24, 4:49 PM | Сообщение # 2
Бывалый
Группа: Модераторы
Сообщений: 2506
Награды: 549
Репутация: 121
Замечания: 0%
Статус:
Интервью Мехмета Гюнсюра для газеты "Vatan".

Говоря о Мехмете Гюнсере, на ум прежде всего приходит его доброжелательность и улыбчивость. Глядя на его всегда благодушное выражение лица, люди думают, что у Мехмета все в порядке. Возможно, это происходит еще и потому, что независимые кинорежиссеры считают его одним из самых важных и популярных актеров современного кинематографа. Несмотря обретенную на славу и известность, Мехмет Гюнсюр в обычной жизни остался все таким же скромным и обаятельным человеком.
Наследник Мустафа сериала «Великолепный век», отец троих детей, преданный муж, - стоит вам только познакомиться с Мехметом, и вы сразу же можете называть его просто «Мемо».

- Когда мы узнали о том, что вы будете играть роль Наследника Мустафы, то подумали, что вы слишком вежливы и воспитаны для этой роли.
- Да, и это вполне естественно. Я приступил к исполнению роли Наследника Мустафы, когда тому было всего лишь 17 лет. Сейчас, в последних сценах, ему уже 38 лет. Мой персонаж – один из тех, кто по сценарию повзрослел и возмужал. Он со временем утратил юношескую непосредственность и доверчивость. Внутри этой роли есть еще одна история о том, как Наследник рос и взрослел.

- И все же, я до сих пор думаю, как такой воспитанный и вежливый человек, как Мехмет Гюнсюр, сможет адаптироваться в этом жестоком мире, созданном для мачо.
- Возможно, я и вежлив, но все же я родился и вырос в Турции. Я – турецкий мужчина! Но я не думаю, что по мне это сразу видно. Я не слишком подхожу под стереотип, сложившийся о турецких мужчинах.
Но в же время, я не могу сказать, что та эпоха была эпохой мачо. Нам вообще сложно понять тот мир, в котором жили Османы. Дворцовая жизнь, культура – все это слишком сложно для нашего понимания. При первом взгляде нам видна только красота и элегантность того времени, великолепие дворцов. А за ним скрывается темный, параноидальный мир, жизнь в котором была постоянной борьбой за выживание.

- Ты сам отец. Можешь ли ты оправдать отца, который приказал убить своего ребенка ради интересов государства?
- Нет, это не поддается никакому объяснению!

- Ты ожидал, что серия с казнью Наследника Мустафы поднимет такой общественный резонанс? Люди едут к гробнице Мустафы, обвиняют Кануни, оскорбляют потомков Султанов. Что ты чувствуешь из-за этой шумихи?
- В этой стране зрители заказывают поминальные молитвы по Чакыру (герой сериала «Долина волков»), бьют посреди бела дня на улице Эрола Таша. Конечно, мы знали, что будут большие волнения. К тому же, во всей истории, которую мы рассказываем, это одна из самых трогательных сцен. Все ждали этой серии. И вполне естественно, что последовала такая реакция.

- Ты собираешься посетить гробницу Наследника Мустафы в Бурсе?
- Да, в ближайшем будущем.

- Мы знаем, что премьер-министр комментировала сериал «Великолепный век». Он сказал: «Наши предки не были такими!». Что ты думаешь по этому поводу? Вы искажаете историю?
- Нет, на самом деле этого не происходит. Может быть, если бы в нашей стране не было такой строгой цензуры, мы смогли бы более детально раскрыть некоторые моменты. К тому же, мы должны внести драматические элементы в сюжет, потому что жанр сериала – драма.

- Не кажется ли тебе, что, несмотря на всю внешнюю патриархальность Османской Империи, женщины имели в ней большое влияние?
- Вместе с этапом подготовки этот сериал занял четыре года моей жизни. Да, вы правы, Османы и Турция очень патриархальны. Но, как это и показано в сериале, женщины всегда имели влияние и на политику, и на жизнь государства в целом. Конечно, женщины у нас угнетены, но это не значит, что они бессильны. В основе и этой страны, и этой земли, в основе всего – женщины. И в ближайшее время женщины возьмут еще больше власти.

- После жизни в Италии ты поселился в Турции. В чем причина переезда? В образовании детей?
- Ест несколько причин, но уж точно не образование. Потому что система образования в Италии намного лучше, чем здесь. Первоначально мы приехали на короткое время. Потом решили жить здесь три месяца в году, чтобы иметь возможность познать эту культуру и традиции. Мы никогда не жили далеко от моей семьи. Сейчас мы живем поблизости от мамы, в Зекериякойе. Так она может больше времени проводит со своими внуками.

- Вы перевезли сюда семью из-за работы в сериале?
- Да, главная причина – «Великолепный век». Это в моей жизни самый долгосрочный проект. Теперь, по окончании работы, велика вероятность того, что мы снова переедем в Италию.

- Самый благородный и воспитанный человек мира, ваш отец Тео, как он?
- Мой отец просто влюблен в жизнь. Он до сих пор порхает по ней, словно бабочка.

- Ваш отец, по его словам, имеет какую-то тайную машину по производству оптимизма.
- Его оптимизм крепко связан с любовью в семье. Нам очень повезло с родителями, и мне, и сестре. Но, конечно же, никакой машины нет. Источником всего этого является любовь.

- У тебя буквально недавно родился третий ребенок. Сколько ему сейчас и как его зовут?
- Ей уже годик, назвали Хлое. Это имя греческой богини Плодородия. Самому старшему – семь с половиной, среднему – четыре.

- Твоя жена Катарина - документалист. Ты участвуешь с ней в каких-то совместных проектах?
- Сейчас у нас есть один большой совместный проект. Это пока еще тайна, но я могу сказать, что он будет снят в жанре «документальная драма». Это будет приключенческий сериал. В нем снимется и моя супруга, и сестра Зейнеп, и муж сестры Каан, и его брат Толга. То есть, это будет такой семейный проект. Мистический. Мы снимали его во многих странах, и еще продолжаем съемки. Мы с семьей объездили весь мир. В этих путешествиях мы создаем новый мир – мир, принадлежащий только нашей семье.

- Путешествия по миру изменили твои взгляды на жизнь?
- Мир – это самое огромное и самое прекрасное место. В нем наряду с плохим есть много прекрасного. Путешествия по миру расширяют мировоззрение. Лучше бы все имели возможность путешествовать.

- Тебя уже узнают на улицах. Ты попадал в смешные ситуации?
- Несколько месяцев назад мы поехали в Сараево. Там живет один археолог, за работой которого я длительное время наблюдаю. Это Семир Османавич. Он сказал, что в окраинах Сараево раскопали остатки пирамиды. Я слушал его доклады в Ютубе. Приехав в Сараево, в аэропорту мы столкнулись с толпой журналистов. Сериал там очень популярен, и к Сельме Эргеч, и ко мне там большой интерес. Журналисты спросили нас: «Чем вы собираетесь заниматься в Боснии?». Мы сказали, что хотим посмотреть пирамиды. В тот же ден вечером наш организатор сказал мне: «Звонил Османавич. Завтра, если хотите, он готов показать вам пирамиды». Слух о том, что меня интересуют эти раскопки, к тому времени уже взорвал все их СМИ.

- Ты продолжаешь занятия музыкой? Я слышала твой дуэт с Неджати Ишлером.
- Да? И как? Понравилось?

- Там было столько девушек – ваших поклонниц! Вместо того, чтобы развлекаться и слушать музыку, они схватили телефоны и снимали вас.

- Да, там столько девушек, как на концерте Джастина Бибера! Тогда мы решили, раз уже они все сбежались сюда, то пусть слушают музыку, которая нравится нам. И заиграли тяжелый рок.

- Что за последнее время осчастливило тебя больше всего?
- То, что я могу больше времени проводить с семьей.

- А что огорчило?
- То, что еще ест нуждающиеся и страждущие…

- Дети мечтают стать актерами? Кто из них троих, по-твоему, может быть актером?
- Каждый из них легко поставит мне шах и мат!

- Как ты проводишь время с детьми? Чем тебе больше всего нравиться с ними заниматься?
- Всем… Лишь бы быть с ними. Это ведь так классно, наблюдать, как они растут.

- Какие твои планы на будущее касательно детей? Так и будут продолжать жить на две страны: Италию и Турцию?
- Всегда.. В конце концов, половина нашей семьи живет в Италии, а половина – в Турции.
 
ДусиндаДата: Вторник, 2014-02-25, 4:21 AM | Сообщение # 3
Рад общению
Группа: Тайный советник
Сообщений: 230
Награды: 13
Репутация: 28
Замечания: 0%
Статус:
Им по контракту велено говорить, что История не искажается? Или они и правда верят, что так оно и было?
При этом актер уверен, что образование в Турции более низкого уровня, чем в Италии. Да ещё признаёт неграмотность местного населения, заказывающего поминальные молитвы о, как я поняла, вымышленном телесериальном герое.
Что уж тут говорить про реально существовавшего Мустафу. Но почему турецкую общественность так не взволновала серия про убийство другого наследника? Ведь в сериале было чётко показано, кто именно тому виной. Что-то я не слышала про паломничества к могиле Мехмета, невинно убиенного завистливой Махидевран. Или в этом случае Историю все почитали и поняли, что убийство не доказано?

А актер проговорился, сказав, что они знали, что после казни Мустафы будут большие волнения. Знали и сознательно на это шли. Возможно даже по заказу. Тут претензия, конечно же, не к актеру. Он свою работу сделал на отлично, сыграл замечательно!
 
Форум о Турции | Турция Для Друзей » Турецкое кино » Обсуждение турецких сериалов » Наследник Мустафа о сцене казни (актер Мехмет Гюнсюр о своих впечатлениях)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Последние комментарии
Последние темы форума