• Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Aktris  
Форум о Турции | Турция Для Друзей » Красота и здоровье » Мода и стиль » Исламская мода (особенности, современные тенденции, фото)
Исламская мода
kalbimДата: 2012-09-24, 8:21 PM | Сообщение # 1
Сообщений: 790
Среди мусульман в современной Турции можно встретить и "сильно верующих", и тех, кто просто себя считает мусульманином. В связи с правилами и канонами ислама среди "сильно верующих" многие молодые девушки надевают никаб, паранджу или хиджаб.

Никаб (араб. نقاب‎‎ — «покрывало») — мусульманский женский головной убор, закрывающий лицо с узкой прорезью для глаз. Как правило, изготавливается из ткани чёрного цвета.



Паранджа(синоним бурка, реже чадра) — женская верхняя одежда в мусульманских странах, в частности Центральной Азии и на Ближнем Востоке, представляющая собой халат с длинными ложными рукавами и с закрывавшей лицо волосяной сеткой — чачван.



Хиджаб (араб. حجاب‎‎ — покрывало) в исламе — любая одежда (от головы до ног), однако в западном мире под хиджабом понимают традиционный исламский женский головной платок. Ношение женщиной хиджаба является одним из основных положений исламского законоположения — Шариата.

Абайя, абая (араб. أباءة‎‎) — длинная верхняя одежда без пояса, чёрного цвета, с рукавами, покрывающая тело женщины от плеч до ног. Часто составляет единый ансамбль с никабом. Незамужние девушки вместо абайи носят большие шали — шмаада.

Джилбаб, джилбааб (араб. جلباب‎‎) — закрытая просторная верхняя женская одежда, плащ, покрывающий руки и ноги, может быть разного цвета.

Чадра (перс. چادر) — лёгкое покрывало, в котором ходят с открытым лицом, но при случае можно мгновенно задрапироваться. Может быть чёрного, синего или белого цвета. Распространена, главным образом, у шиитов.

Буркини (англ. burqini — образовано сочетанием burqa + bikini) — вид купального костюма для мусульманок, закрывающий тело. Изготавливается из лайкры.

Куфия, гутра, хатта, шемах (араб. كوفية‎‎) — арабский мужской головной платок, обычно белого, чёрно-белого или красно-белого цвета. Часто, но не всегда, носится с чёрным придерживающим обручем эгаль (икаль).

Шаровары, шалвар (перс. شلوار) — мужские и женские длинные штаны с широким шагом, без боковых швов, узкие у щиколотки и довольно широкие в верхней части, со вставкой в виде ромба или широкой полосы между штанинами. Поддерживаются на бёдрах плетёным шнуром.

Тюбетейка, такыя (тат. Түбәтәй) — головной убор, шапочка, круглая или квадратная, островерхая или плоская, мужская или женская. Обычно украшена вышивкой, бисером. Носят мусульмане России, Средней Азии.

Знаменитые дизайнеры создают одежду и платки для исламской моды. Такие турецкие компании, как AKEL, HUNERI, SURA, KARACA, TEKBIR, UGOZA, ARMINE - производят шелковые платки и мусульманскую модную одежду по всем правилам религии.





Источник:  wikipedia.org
 
kalbimДата: 2012-09-24, 8:27 PM | Сообщение # 2
Сообщений: 790
Фестиваль исламской моды в Малайзии

В Куала-Лумпур в 2007 году прошел третий за этот год фестиваль исламской моды (Islamic Fashion Festival), на котором были показаны коллекции модельеров из Малайзии, Ирана, Индонезии, Бангладеш, ОАЭ и других стран с устоями организации традиционного мусульманского общества. Первый подобный показ состоялась в Джакарте в июне 2006 года.

В отдельных случаях дизайнеры несколько изменили традиционное исламское платье декоративными элементами — вышивкой бисером и кристаллами, золотой нитью, украшением цветами из атласа , а также радикально преобразили его, обратившись к новым фасонам, необычным тканям и цветовым решениям.

Журнал Interlinks сообщает, что в мировом масштабе рынок одежды для мусульманок оценивается в 96 миллиардов долларов, причем больше половины 1,6 миллиардного мусульманского населения планеты одевается довольно скромно и тратит на одежду такого типа в среднем не более 120 долларов в год (по средним подсчетам). Но некоторые костюмы от ведущих дизайнеров стоят порядка 10,000 долларов, что отнюдь неудивительно, если учесть, что исламский рынок также охватывает «нефтяные» территории вроде ОАЭ и Саудовской Аравии — показы исламской моды проходят по всему миру, от Тегерана и Джакарты до США.


Показ малазийского дизайнера Saiful Baharim.


Коллекция индонезийского модельера Рональда Гахана (Ronald Gaghan).


Малайзийский дизайнер Tuan Hasnah представил также отдельную коллекцию для детей.


Консервативный вариант модельера из ОАЭ — Ammera Aamer.


Смелое решение малазийского дизайнера Датина Нура (Datin Noor).
 
kalbimДата: 2012-09-24, 8:35 PM | Сообщение # 3
Сообщений: 790
Особенности одежды современных мусульман

Женщины

Существуют определённые требования основанного на сурах Корана исламского правового канона — шариата — к одежде, соблюдать которые обязаны все правоверные мусульмане, как женщины, так и мужчины.

Главное правило, касающееся одежды мусульманок, сводится к тому что вне дома непокрытыми одеждой могут оставаться лишь лицо и кисти рук. Закрывать лицо не обязательно, но в случае присутствия макияжа желательно.

Коран обязывает верующих мусульманок закрывать голову, шею и грудь (Коран, 24:30, 24:31 и 33:59):"Скажи также и верующим женщинам, чтобы они потупляли свои взоры; показывали бы только те из своих нарядов, которые наружу, накладывали себе на грудь покрывала… Пророк! Скажи супругам твоим, дочерям твоим, жёнам верующих: плотнее опускали бы они на себя покрывала свои: при таком опускании они не будут узнаваемы, и потому не будут оскорбляемы."

В исламе хиджаб — «знак благочестия», который подчёркивает «цельность личности женщины». Кроме того, мусульманкам в общественных местах и в присутствии посторонних следует избегать ярких, кричащих оттенков в одежде, а сама ткань должна быть достаточно плотной и не обтягивающей. Одежде следует быть свободной, скрывающей силуэт.

Также недопустимо использование привлекающих внимание аксессуаров и выраженной парфюмерии. Плюс ко всему, женская одежда должна отличаться от мужской, брюки, например, обязательно должны быть женского покроя. Вместе с тем, гардероб мусульманских женщин не может заимствовать предметы одежды немусульманок.

Мужчины

Основное требование, предъявляемое мужчинам, сводится к тому что они должны покрывать себя от пупа до коленей. Некоторые имамы полагают, что мужчинам в общественных местах необходимо носить длинные рукава, покрывая руки до запястий, и неуместными будут золотые драгоценности или шёлковая одежда. Кроме того, мужская одежда не должна походить на женскую.

Мода

В 1999 и 2001 годах модные дома Yves Saint Laurent и Chanel открыли прелесть хиджаба, с 2002 года широкие шаровары стали присутствовать в коллекциях Christian Dior, Christian Lacroix, Yohji Yamamoto. Марокканские туники представлены Yves Saint Laurent, Miguel Adrover, Missoni и Fendi, тюрбаны — Prada. Такие известные модные дома как Ungaro, Christian Dior, Dolce&Gabbana, Roberto Cavalli, Moschino, Anna Sui и Missoni в своих коллекциях используют фольклорные мотивы, лоскутную технику, этнические аксессуары.

Из российских модельеров исламскими мотивами выделяются коллекции Юлии Далакян, Рустама Исхакова, Дарьи Разумихиной, Виктора Феоктистова. Вячеслав Зайцев также затрагивает фольклорную тематику, а осенью 2009 года в Грозном состоялось открытие студии дизайна и моды, где прошёл дебютный показ коллекции его учениц — Лауры и Медни Аржеевых.

Британский специалист по социальной антропологии и автор книги «Очевидные мусульманки» Эмма Тарло считает, что одна из целей новой мусульманской моды — «противостоять, через стиль в одежде, враждебному восприятию ислама».
 
kalbimДата: 2012-09-24, 8:44 PM | Сообщение # 4
Сообщений: 790
Запреты

Страны Запада

Бельгия

Бельгия стала первой страной в Европе, где женщинам-мусульманкам запретили прятать лица в общественных местах. Бельгийские депутаты были единогласны в своём мнении. Запрет касается паранджи и никабов, в противном случае женщинам грозит штраф до €25 или тюремное заключение на срок от одного до семи дней. Свои действия власти объясняют заботой о безопасности и об этике поведения. Один из сторонников закона, либеральный депутат Денис Дукарм, заявил, что Бельгия — первая страна, которая «отодвинула засов, за которым огромное число женщин находились в рабстве»
Мы считаем, что в общественных местах все люди должны показывать своё лицо. Мы должны уметь защищать свои ценности в вопросе, когда речь идёт о свободе и достоинстве женщины.

Однако, правозащитники усматривают в этом запрете проявление усиливающейся в Европе исламофобии. Так, руководитель петербургской исламской организации «Мекка» Ринат Валиев заметил:
Конечно, в Бельгии явно ущемляют права мусульманских женщин. Мы в Петербурге, например, против алкоголиков — так мы же не орём об этом на каждом углу.

Позиция Валиева близка мнению международной правозащитной организации Amnesty International и части религиозных организаций, объявивших о создании «опасного прецедента» как для европейских, так и для других стран. Правозащитники считают, что этим законом нарушается право на свободу вероисповедания.

Франция

В июле 2010 года депутаты нижней палаты парламента Франции одобрили законопроект, запрещающий ношение исламской одежды, скрывающей лицо. Если закон будет принят окончательно, то за его нарушение мусульманок ждёт штраф в €150. При этом мужчинам, заставляющим женщин носить паранджу или никаб, предусмотрен тюремный срок до года и штраф €15—30 тыс.

Ранее, в 2004 году, был принят закон о запрете ношения «одежды и символов, которые бросающимся в глаза образом выражают религиозную принадлежность», а именно хиджаба и паранджи, в государственных школах. Это положение относится и к представителям других конфессий. Однако до сих пор не зафиксировано ни одного случая запрещения властями еврейской шапочки кипа или христианского креста в школах этой страны.

Нынешний запрет Законодательного собрания Франции своим гражданкам скрывать лицо на публике прежде всего касается мусульманок, которые носят в публичных местах паранджу или никаб. Их во Франции всего около 2 тыс. — притом, что в этой стране проживает самая большая мусульманская община Европы.

Французы уже пытались применить подобную практику в отношении своей колонии Алжир в 1950-х годах. В итоге хиджаб там превратился в символ освободительной борьбы, женская мусульманская одежда стала символом идейной сплочённости и единства в борьбе с французским империализмом.

Новый законопроект разработан по поручению президента Французской Республики Николя Саркози. По его мнению, ношение одежды, закрывающей тело и лицо, противоречит национальным ценностям. В связи с этим Саркози заявил:
Мы не можем допустить, чтобы в нашей стране были женщины, которые являются пленницами своих одеяний, отгороженные ими от общественной жизни, лишённые индивидуальности.

Другие страны

В нижнюю палату парламента Италии представлен законопроект партии «Северная лига» о запрете паранджи. Представитель партии Каролина Луссана указывает:
Законопроект является шагом вперёд, поскольку мы сталкиваемся не просто с проблемой общественного порядка, но, как мы считаем, и с оскорблением достоинства женщин.

За ношение хиджаба мусульманок планируют сажать на год и штрафовать на €150—300, принуждение к ношению паранджи чревато штрафом в €30 тыс., а если речь идёт о несовершеннолетних девушках или женщинах-инвалидах, то €60 тыс. 73 % итальянцев одобряют эти меры. Впервые аналогичные ограничения появились здесь ещё в 1970-х годах, но реальной угроза наказания нарушителей стала лишь с 2010 года.

Запрет на ношение паранджи, хиджабов и никабов действует также в столице испанской Каталонии Барселоне и каталонском городе Лерида. На территории восьми федеральных земель Германии в образовательных учреждениях также носить хиджаб нельзя. В Дании мусульманкам в парандже или никабе нельзя пользоваться общественным транспортом.

В Нидерландах, где также нельзя появляться в парандже и никабе в общественных местах, на хиджаб запрет не распространяется. Мусульмане этой страны, численность которых составляет всего 6 % населения, назвали постановление властей «большим законом для маленькой проблемы»: здесь паранджу носят не более 100 мусульманок.

Между тем, зампредседателя Европарламента Сильвана Кох-Мерин назвала паранджу «передвижной тюрьмой» и потребовала распространить данный запрет на всю территорию ЕС. «Газета.ру» отмечает, что жёсткая позиция европейцев непосредственно касается мизерного количества людей, но служит демонстративной чертой, дальше которой местные власти не намерены отступать в споре с защитниками мусульманской идентичности.

В 2005 году министр финансов Австралии Питер Костелло предложил всем местным мусульманам, соблюдающим законы шариата, переехать жить в исламскую страну. Тогдашний премьер-министр этой страны Джон Говард, впрочем, придерживался менее категоричных взглядов:
Я ничего не имею против головного платка, но вот полный наряд, мне кажется, представляется большинству австралийцев вызывающим.

Россия

В России нет официальных запретов на ношение предметов одежды мусульман. Что касается запрета хиджабов в школах, то это, как правило, регулируется внутренними документами учебных заведений и зависит от региональной специфики. Однако и здесь раздаются голоса сторонников запретов. Так, владелица одного из крупных салонов моды в Казани, слова которой приводит адвокат Алина Богатеева, указывает:
Проблема давно назрела, но если в Европе её хотя бы начали решать, то в России и особенно в Татарстане её стараются не замечать, пассивно наблюдая за навязыванием мусульманских норм светскому обществу.

Адвокат отмечает активность некоторых местных мусульманок, которые стремятся «при каждом удобном случае заявить о своих особых правах». Так в 2003 году по решению Верховного суда России им было разрешено фотографироваться на паспорт в хиджабе. Для этого потребовалось изменение служебной инструкции МВД. Таким образом Верховным судом, утвердившим это, был создан юридический прецедент. Главный раввин России Берл Лазар, назвал решение суда «революционным», отметив:
Вне зависимости от сути самого вопроса вызывает уважение принципиальная позиция верующих в отстаивании своих прав… Впервые в современной России конституционное право граждан на свободу вероисповедания и исполнения необходимых ритуалов поставлено выше бюрократических проблем государства.

Между тем, если же российские власти примут закон, запрещающий ношение мусульманской одежды, предполагает «Политком.ру», это может стать более серьёзным «политическим раздражителем», чем в зарубежной Европе, так как, в отличие от зарубежных европейских стран, значительная часть российских мусульман является коренными жителями своих регионов и составляют в них большинство.

Но руководство страны убеждено, что межэтнические и межрелигиозные проблемы России не имеют ничего общего с тем, что происходит на Западе. Председатель петербургского Исламского культурного центра Мохаммед Хени замечает, что «у России мог бы поучиться весь мир — в её отношении к другим национальностям, в её мультикультурном подходе и понимании другого человека».

В России много женщин, которые носят хиджабы, но предпочитающих никаб или паранджу — единицы. Например в Петербурге на 5 млн жителей приходится всего несколько десятков женщин, которые носят никаб. Даже в Казани, где очень многие исповедуют ислам, лицо никто не закрывает, здесь предпочтение отдаётся хиджабу. По словам адвоката Дмитрия Аграновского, только в том случае, если в России увеличится число мусульман из-за рубежа, которые будут жить согласно обычаям своих стран, а их женщины будут закрывать лица, вопрос о законодательном регулировании этих проявлений станет актуален.

Арабский мир

В Турции запрет на ношение хиджабов в высших учебных заведениях появился в 1997 году после смещения исламистского правительства. Чтобы соблюсти требования шариата, религиозные девушки стали носить на людях вместо платков парики. В феврале 2008 года парламент снял запрет на ношение хиджаба в вузах, но уже через четыре месяца конституционный суд Турции отменил данное постановление.

Примечательно, что председатель ПАСЕ голландец Рене ван дер Линден предупредил Турцию, что ей может быть предложено покинуть Совет Европы, если она будет обязывать своих гражданок носить хиджаб. Представитель Евросоюза Олли Рен указал, что снятие запрета может негативно отразиться на шансах Турции стать членом ЕС.

Ношение хиджаба в Турции во многом вопрос политики. После прихода к власти умеренно-исламистского правительства Реджепа Эрдогана мусульманская косынка стала символом правящей Партии справедливости, которую называют «партией платочников». Жена президента Турции Абдуллы Гюля, Хайруниса, стала первой женщиной в истории республики, которая нарушила запрет на ношение платков в официальных учереждениях.

Так, она появилась на инаугурации супруга в мусульманской одежде в президентском дворце Чанкая в Анкаре. Кроме того, Хайруниса обращалась в Европейский суд по правам человека по поводу запрета на ношение платка во время своей учёбы. Вместе с тем, часть комментаторов считает проблему косынки надуманной. Турецкий писатель Орхан Памук пишет:
Как от частого повторения слова стирается его значение, оно превращается в набор знаков, так от постоянной апелляции к платку начинаешь недоумевать: разве это так важно? Ведь это просто платок. Но для военных, борцов за «светскость» государства — это символ отсталости и невежества… Для исламистов — «знамя Аллаха» и символ политической борьбы. А что же сами женщины? Кажется, для них он стал знаком собственного выбора и собственной свободы — как это ни парадоксально звучит.

О том, что одежде придаётся слишком большое значение, говорит и автор книги «Между мечетью и короткой юбкой» журналистка Мелда Акбаш:
Одежда — важный идеологический социальный символ в Турции… Турция, которая вот уже многие годы стремится в Европу, пока не смогла выработать ясный подход к тому, как одеваться свободно, что, собственно, говорит об отсутствии свободы…

В Марокко, Алжире, Тунисе также запрещено носить хиджаб в школах, вузах и госучреждениях. В 2009 году в Египте пытались запретить никабы в учебных заведениях,[55] но попытка оказалась безуспешной.

Однако запрет на публичное ношение паранджи в Турции и в Египте действует с 1924 года. В Тунисе запрет на хиджаб введен в середине прошлого столетия. В Саудовской Аравии в Медине паломницам запрещён никаб. В Сирии в июне 2010 года за ношение никаба были уволены 1200 школьных преподавательниц. Министр образования страны заявил по этому поводу:
Покрывало, закрывающее лицо, — препятствие в отношениях между учителем и учеником и угроза светскому характеру государства.
 
kalbimДата: 2013-01-28, 6:28 PM | Сообщение # 5
Сообщений: 790
Основные черты женской одежды от сельджуков до раннеосманского периода

Важнейшей особенностью турецкой женской одежды является то, что она на протяжении веков сохранила присущие лишь ей черты, и на улице ничто, кроме ткани, не выдавало материального положения человека. Информацию о женской одежде и головных уборах XII-XIV веков можно почерпнуть из миниатюр, изразцов, произведений из камня, дошедших до наших дней.

Домашняя одежда сельджукских женщин состояла из рубахи, просторных шаровар и платья без воротника, с широкими длинными рукавами, как правило, открытого спереди. В большинстве случаев полы, разрез или открытая передняя часть украшались широкими бие, а верхняя часть рукава - лентами, называемыми тираз, являвшимися частью арабской культуры. Сельджукские женщины регулировали длину своих просторных платьев с помощью кушаков и поясов. Также они носили такие украшения, как диадемы, серьги, нити жемчуга, браслеты для рук и ног.

Источником информации о женской одежде периода расцвета Сельджукской империи является глянцевая тарелка, находящяяся в городе Рей, являющемся центром керамики Ирана. На этой тарелке, сегодня выставленной в Музее искусств Метрополитен, изображена женщина с длинными заплетенными волосами, на голове у нее инкрустированная жемчугом и украшенная посередине драгоценным камнем диадема. В ушах у нее серьги, состоящие из трех колец. Одета эта женщина в открытое спереди платье с V-образным воротником, верхняя часть рукавов платья украшена лентами.

Миниатюры XIII века для романа «Варка и Гюльшах», выполненные в городе Конья, являются важнейшим источником иформации об одежде анатолийских сельджуков. Бросающаяся в глаза разница между женскими и мужскими нарядами - это диадема, инкрустированная жемчугом или украшенная посередине драгоценным камнем, и жемчужные нити, которые носили женщины. Возлюбленные, изображенные на миниатюре, одеты в одинаковые платья с глубким V-образным воротником, из которого у девушки видны ожерелья, также на Гюльшах надеты просторные шаровары, а на ногах у нее маленькие туфли. Привлекает наше внимание расположенный на верхней части лба и похожий на лист камень. В случае надобности Гюльшах может одется в мужскую одежду и поехать на войну. Женщины, изображенные в открытых нарядах, присутствовавшие на разного рода празднествах, а также то, что народ собирался послушать женщин-чтецов и посмотреть их танцы, указывает на то, что женщина в период сельджуков, была весьма свободна в общественной жизни.

Выполненный в XIII веке в Мосуле Китар аль-Тирьяк изображает сцену из дворцовой жизни, в которой женщины и мужчины показаны вместе. В копии того же произведения, выполненной в 1199 году и хранящейся в Парижской национальной библиотеке, в иллюстрациях к прологу всречаются изображения женщин. У находящейся в ценре композиции девушки с короной волосы сплетены в две косы, которые связаны сзади. Она одета в открытое спереди до пояса, с украшенными лентами рукавами платье и посторные шаровары, в ушах у нее жемчужные серьги, а на шее золотое колье. Одежда ангелов, изображенных по углам картины, идентична наряду женщины, но вместо короны голова их украшена диадемой, инкрустированной драгоценными камнями.

Женщины на господствующей части территории Анатолии в Османской империи с XIII века изображены на миниатюрах, являвшихся свойственным двору видом искусства. В созданных в период правления султана Мехмеда II Завоевателя миниатюрах, женщины изображены в открытых нарядах, выполненных в традициях древней Анатолии и Ценральной Азии.
Выполненное в 1460 году в Эдирне собрание миниатюр, находящееся в библиотеке музея дворца Топкапы, номер Р.989, описывающих образ жизни двора и одежду этого периода, является ценным источником информации. В этом произведении мы видим девушек из окружения султана, играющих на разных музыкальных инструментах, а также прислугу, подающую напитки и кушанья, музыкантов и чиновников. Несомненно, наиболее интересными образцами, с точки зрения одежды являются головные уборы, показанные в этой картине. Эти уборы, не встречающиеся в других областях, представляют информацию как о манере носить головной убор женщинами раннеосманского периода, так и о датировании этого произведения. Две девушки играют на таких музыкальных инструментах, как арфа и бубен, а третья задает ритм, хлопая в ладоши. Голова женщины, играющей на арфе, покрыта платком, поверх которого надет колпак, перевязанный лентой, называемой «кашбасты», используемой для закрепления колпака на голове. У задающей ритм головной убор идентичен вышеописанному. А у девушки, играющей на бубне, колпак отсутствует, голова ее покрыта белым платком, ниспущенным назад и перевязанным кашбасты темного цвета. На них платья с маленьким воротником, застегнутые до пояса. Такие же уборы изображены на женщинах в копии миниатюры «Дильсуз-наме», выполненной в период правления султана Мехмеда II Завоевателя, и датированной 1455-56 годами. Но уже на картинах конца столетия, во время султанства Беязыда II (1481-1512 г.г.) эти головные уборы отсутствуют.

Покорение Стамбула, переход к оседлому образу жизни, расширение границ империи и экономические условия стали причиной разделения одежды на мужскую и женскую, а также установления ограничений в женских нарядах.
 
kalbimДата: 2013-01-28, 7:06 PM | Сообщение # 6
Сообщений: 790
Одежда женщины в Османской империи XVI-го века

Уличная одежда столичной женщины-мусульманки


При изучении местных и иностранных источников информации с целью ознакомления с женской одеждой этого периода становится очевидно, что при выходе на улицу одевалась фераджа, чадра и иногда лицо закрывали вуалью. Верхняя одежда - фераджа, надеваемая при выходе на улицу, открытая спереди, с длинными и просторными рукавами, длиною до пят, разрез воротника менялся с веками, но в 16-17 веках имел V-образную форму, имела по бокам карманы. Чадра «яшмак», чадра белого цвета, носящаяся женщинами дворца и приближенными, состояла из двух частей: первая закрывала голову до подбородка, а другая лицо.

Среди иностранных источников, где описывается женская одежда 16 века, необходимо отметить записи Меновино, который в юношеском возрасте попал в плен и был продан дворцу. В периоды правления султанов Беязыда II и Селима Грозного он был евнухом во дворце. В августе 1514 года сбежал из дворца Чалдыран и вернулся на родину. Из его книги, описывающей первые пятнадцать лет этого века, понятно, что женщины надевали одежду из ткани белого цвета, называемую «барами». При выходе в город на голову надевали вуаль из конского волоса. Бедные женщины и рабыни для того, чтобы не скрывать свои глаза, не надевали ее.

Фламандский художник Петер Кок ван Аэлст (1502–1550 г.г.), посол Корнель де Шеппер и группа фламандских ткачей в 1533 году приехали в Стамбул. У художника имеются шесть гравюр, изображающих Стамбул и Балканы. Гравюры художника, которые он рисовал с целью продажи императорскому дворцу, как правило, выполнены на фоне пролива Босфор. На переднем плане изображалась веселая детвора. В гравюрах художника изображены 8 женских фигур. Женщины-невольницы, несущие котомки, изображены с открытыми глазами и лицом. Женщины, идущие впереди невольниц, изображены с закрытыми чадрой лицами. Изображение женщин на гравюрах Петера Кок ван Аэлста сходны с одеждой, описанной в книге Меновино.

Французский король Франсуа I (1515-1547 г.г.) в 1535 году вместе с первым послом Габриэлем д’Армон отправил в Стамбул Джулиеме Постела, который преподавал во Французском Колледже еврейский и арабский языки, (а также математику, владел греческим, был первым профессором еврейского и арабского языков, издал работы по грамматике этих языков), с целью изучения Османской империи и ислама, а также приказал привезти в королевскую библиотеку образцы восточных рукописей. В своих записях Постел о женской одежде сообщает следующее: «В одежде используется сатин золотого и серебряного цветов, атлас и различные виды шелка. Данные ткани использует в одежде городская знать, а беднота и приезжие крестьяне одеты плохо. Одежда не имеет складок и достигает пят. Турецкие женщины укрывают голову тонким вышитым покрывалом из шелка и муслиновой ткани, свободные концы которого лежат поверх платья. Лицо закрывают куском ткани длиной полфута, которая имеет золотистый или серебряный цвет. Это ткань надевается для того, чтобы закрыть лицо и глаза. Все женщины, которые выходят в город, надевают белую накидку из красивой ткани. Эта накидка делает женщин трудно различимыми, так что если собрать женщин вместе, мужья не смогут отличить своих жен. И мужчины и женщины на ноги надевают башмаки, которые закрепляются на лодыжке. Вся перечисленная одежда относится к городской знати. Турки и татары очень похожи друг на друга; эта схожесть прослеживается и в одежде. Особенно модна одежда для верховой охоты. Головные уборы, надеваемые с этой одеждой, имеют более острые макушки и сшиты из особого вида шелковой ткани. Этот вид ткани моден и среди поляков, он является определителем знатности и богатства владельца».
Итальянец Луиджи Бассано, в 1537 - 1541 годах бывший евнухом в женской части дворца под названием «Эндерун», по возвращении на родину служивший у кардинала Родольфо Рио ди Капри, в своем дневнике описал повседневную жизнь Стамбула в период правления (1520-1566 г.г.) султана Сулеймана Великолепного. Об уличной одежде турецкой женщины Бассано пишет так: «Перед тем, как выйти на улицу, женщины надевают новую узкую рубашку, поверх халата или платья надевают накидку из белой льняной ткани, которая доходит до пят. У турков ни женщины, ни мужчины не надевают перчатки. На голову наматывают ткань, которая закрывает волосы и шею. Для того, чтобы видеть людей, но скрывать от них лицо, надевают вуаль, которая закрепляется тремя заколками. Если на улице встретятся две знакомые женщин, то, приподняв вуаль, целуют друг друга и здороваются. В связи с тем, что турки очень ревнивы, они заставляют женщин одеваться до пят».

После 1535 года наступил период расцвета отношений с Францией. Французский король Генрих II (1547-1559 г.г.) во главе с послом отправил делегацию, состоящую из специалистов для изучения жизни, быта и нравов Османской империи. Посол Габриэль д ‘Арамон во главе делегации приехал второй раз в Стамбул. Среди чиновников делегации был и Николя де Николай (1517-1583 г.г.), который в своих записях и рисунках отразил жизнь в Османской империи. По его записям также можно судить о женской одежде 16-го века. Приехав в 1551 году в Стамбул и прожив там год, Николя пишет, что с помощью умения рисовать, которому научился в молодости, не искажая отразил модели турецкой женской одежды, при рисовании которых он советовался с мастерами этого дела. В своей книге он отмечает, что подружился с Зафер Ага, который был старым евнухом Хайреттин Барбарос Паши. Путешественник отмечает, что этот человек с детства рос и воспитывался во дворце и помогал при рисовании женской одежды, более того, он с рынка Бедестан привел двух уличных девок, которых нарядил в придворные одеяния, чтобы они позировали при рисовании. Автор пишет, что для этих девушек моделирование было достойным занятием, чем то дело, которым они занимались, в связи с чем они за небольшую оплату согласились позировать. Книга Николя де Николая сперва была издана на турецком языке. В последствии, будучи важным свидетельством исторического развития одежды, была переведена на разные языки. В 1572 году книга Николя была переведена на немецкий, а гравюры скопированы. Книга путешественника содержала 60 гравюр и имела отдельную главу, где были изображены образцы турецкой одежды.

Среди рисунков Николая общей особенностью уличной одежды турецких женщин является просторная фераджа, застегивающаяся по пояс пуговицами, и чадра, которые закрывали плечи, шею, голову и лицо. В гравюре, где изображена женщина с детьми, ее лицо не закрыто чадрой. Среди изображений детской одежды отличительной чертой одежды мальчиков и девочек является только головной убор. Типичной уличной одеждой столичной женщины была шитая из летней ткани фараджа с короткими рукавами, большой платок, вышитый по краям, свободные концы которого свободно лежат на плечах, и чадра, скрывавшая лицо и голову. Многие художники с 16 по 19 век занимались изображением турецкой женщины, идущей в баню. В гравюрах изображены женщины в фараджах с длинными рукавами, на голове вышитый платок, свободные концы которого лежат на плечах, и чадра, закрывающая лицо. Следом за ней идет невольница, в руках которой котомка с вышитой звездой и полумесяцем. Несмотря на то, что лицо женщины закрыто, открытое лицо смуглой и некрасивой служанки подтверждает наблюдения Менавино. Дневник «Путешествие в Турцию» тоже является одним из иностранных источников, где описан наряд стамбульской женщины. Данный дневник был издан в 1095 году в Мадриде, автором дневника был назван Кристобель де Виллалон, второе издание было напечатано в 1980 году, где автором значился рыцарь из Мальты, Хуан де Улла Парера. По исследованиям проведенным Марселем де Баталлион, автором дневника был доктор по имени Андреас Лагуна. В нем записи ведутся в виде диалога трех человек. Педро, который в роли автора книги в 1552 году пишет своим друзьям на родине Хуану и Мате о женских одеяниях в Стамбуле следующее: «Цвета и ткани женских одеяний могут меняться; одна одевается в этот цвет, другая одевает другой цвет, одни одеваются в шелка, другие в сукно, но других отличительных особенностей нет. Если не учесть платки женщин, одежда мужчин и женщин однообразна. Не меняют наряды, как это делают у нас. Если жена встанет раньше, может надеть одежду мужа, если муж встанет раньше, то может надеть одежду жены. Если заказывать портному одежду, то такие проблемы, как выбор фасона, отсутствуют. Одежду не украшают, только на верхней одежде имеется подкладка. Портные не снимают мерки перед пошивом одежды, им достаточно взглянуть на человека и показать опытный образец. Портные шьют по дешевке и являются мастерами своего дела. Одежду шьют полностью, сверху до низу, и поэтому одежда в два раза прочнее, чем у нас (в то время в Европе одежду шили только в некоторых местах, поэтому в то время чем больше швов было на одежде, тем дороже она считалась). Турецкие женщины отращивают, длинные волосы, которые распущены по плечам; лоб закрывают, как наши пастыри. Голову покрывают хотозом, который расшит золотом и серебром. Концы хотоза завязывают под подбородком. Поверх него на голову накидывают расшитый тюль. На лоб наматывают ленту, которая напоминает диадему. Накинутую на голову тюль обматывают вокруг шеи и часто поправляют. Даже небогатые могут позволить себе носить колье и серьги с драгоценными камнями, потому что камни тут не дорогие; брошь в виде украшения не предпочитается. Встречаются женщины, которые, даже отправляясь в баню или на свадьбу, носят на себе украшения стоимостью в 2000 дукат. Там меха, соболи и куницы встречаются чаще, чем у нас овчина. Во всей Турции, как христиане, так и мусульмане с наступлением холодов надевают меха. Здесь можно увидеть все виды мехов, какие есть на свете. Мех хорошей куницы стоит 20 - 30 реалов, мех соболя - 100 - 150 реалов, мех крота, который напоминает мех куницы, - 7 реалов, заячий мех - 4 реала, мех лисицы (самца) - 3 реала, овчина - 2 реала, самый дешевый мех - шакал, всего 1 реал. Женщины ездят верхом на лошади или в закрытых повозках, никогда не садятся на мула. Верхом ездят не боком, как у нас, а как мужчины».

Ганс Дерншвам (1494-1568 г.г.), работавший на организацию, которая занималась сбором информации об иностранных государствах, в 1553 году побывал в Стамбуле. В своем дневнике писал, что женщины, выходя на улицу, на голову надевают шитый золотом и серебром убор круглой формы, который имеет спереди одну пуговицу. Поверх этого убора голову обвязывают платком из хорошего муслина или белого ситца; свободные концы платка спадают на спину. Поверх него прикрепляют тюль черного цвета, длиной и шириной в одну пядь. Данная тюль закрывает лицо женщины, но не мешает ей видеть. Далее автор пишет, что верхняя одежда женщин похожа на мужскую; женщины надевают очень красивые жакеты, которые завязываются на шнурках спереди; кроме жакетов бедноты, почти все одевают жакеты из шелка и бархата; под него одевают широкие шаровары; на ногах у них красные, желтые, коричневые и синие кожаные тапочки на каблуках, которые в отличие от европейских имеют более острые носы и снимаются и одеваются проще; женщины-служанки и рабыни на голову надевают покрывало белого цвета, которое оставляет открытыми только глаза.

Посол Австрии в 1554-1562 годах посетивший три раза Стамбул фламандец по происхождению Огер Гиселин де Бусбек (1522-1592 г.г.), в одном из писем, отправленных другу на родину, описывает женский наряд. Он пишет, что женщины, выходя на улицу, одеваются словно приведение, так, что ни одну часть тела невозможно увидеть открытой; лицо закрывают чадрой из шелка или льняной ткани. В 1555 году, вместе с делегацией Бусбека в Стамбул приехал датский художник Мелхиор Лорихс (1527-1583 г.г.), который оставался в Стамбуле до 1559 года. Художник нарисовал несколько произведений, где описал период правления султана Сулеймана Великолепного и быт народа. На одной из картин Лорихса изображены четыре столичные девушки, на них длинные фераджи до пят, на головах колпаки феско-образной формы, поверх которых надета длинная чадра с узорами.

В 1573 году в Стамбуле побывал французский путешественник Филипп дю Фресне-Канае (1551-1610 г.г.). Путешественник думает, что одежда столичных женщин далека от того, чтобы называться красивой, и пишет так: «Женщины, отправляясь в баню, проходят по Пере (Бейоглу); невольницы несут на руках котомки своих хозяек. Обычно надевают фераджу черного или красного цвета, остальные цвета используются крайне редко. На улице вместо туфель надевают сапожки красного, желтого и синего цветов. Лицо тщательно закрывают черной тканью, которая сделана из верблюжьей шерсти, а шею укрывают вышитой тканью; поэтому красивую женщину невозможно отличить от некрасивой. Так как невозможно увидеть лицо, о красоте женщины можно судить по голосу и по маленьким нежным ручкам, перчаток не надевают, но несмотря на это, не всегда удается увидеть руки, потому что они скрыты под длинными рукавами одежды. Одежда кажется тяжелой, и нельзя сказать, что она нарядна. Но, придя домой, женщины освобождаются от этой смехотворной одежды, снимают черную вуаль и предстают в таких красивых платьях, что можно подумать, что взошло солнце и прогнало прочь тьму ночную. Несомненно, эти женщины послушны, красивы и изящны. Одевают вышитые одежды из шелка. Глаза темные, поэтому волосы тоже красят в черный цвет; но этот черный цвет блестит не хуже, чем светлые волосы венецианских женщин. В отличие от французских женщин не делают причесок, локоны гладко уложены. Не надевают чулков, на запястья и на лодыжки надевают крайне дорогие браслеты. На голову надевают головные уборы, украшенные золотом и пышным султаном; слегка открывают грудь. Груди не сжимают, как французские женщины, и не стараются показать пышными, как венецианские женщины. Одежда сшита не для того, чтобы показать хозяйку другой, чем она есть, а для того, чтобы укрывать ее».

Пастырь, Саламон Швиггер, в 1577-1581 годах находился в посольстве, где был послом Йоахим Синзендорф. Пастырь в своем дневнике пишет, что женщины одевают одежду из прямого шелка и ткани, похожей на шелк, снизу одевают широкие шаровары, а в виде верней одежды, в которой выходят на улицу, одевают фераджу из тонкой ткани красного, желтого или синего цветов. Далее пишет, что поверх фераджи надевают вышитое манто из шелковой ткани. На голову надевают колпак из черного шелка, украшенный золотыми монетами; лицо закрывают чадрой. Знатные женщины всегда ходят с закрытым лицом. Самое большое удовольствие и развлечение для женщины - одеваться в прекрасные одежды и прогуливаться по улице. Даже бедные закрывают лицо, а одежда их также из шелка.

Финес Морисон (1566-1629 г.г.) с 1596 по 1597 годы стал свидетелем стамбульской жизни. Морисон в своем дневнике пишет так: «Женщины одевают одежду из тонкой ткани; манжеты и подолы одежды украшены вышитыми узорами. Сверху надевают одежду, похожую на манто, тоже украшенную вышивкой, которая оставляет шею открытой. Чулки и обувь из светлых цветов, кожа обуви шита золотом и серебром. Очень богатые носят обувь, инкрустированную драгоценными камнями. Волосы плетут согласно со своими традициям, а конец украшают вышитой ленточкой с драгоценными камнями». Как и другие иностранцы, Морисон писал, что верхняя одежда женщин и мужчин очень похожа, а за все время своего путешествия по землям Османской империи ни видел ни одной женщины, которая бы выходила на улицу с непокрытой головой. В своем дневнике путешественник далее пишет так: «На пояс два-три раза наматывают кушак с вышитыми узорами, а иногда подпоясываются кожаным ремнем. В качестве нижнего белья надевают кальсоны из льняной или хлопковой ткани, цвет бежевый, но сама нижняя одежда безупречно чиста. Обычно одежду шьют из английского или европейского сатина, а также используют дамасский шелк. Штаны имеют подкладку из заячьего меха, который зимой защищает от холода, а летом от жары. Мусульмане не любят черный цвет, потому что он является цветом, предпочитаемым христианами.

В 19 веке в библиотеках Вены и Дрездена был составлен сборник. В сборнике описаний, который был подготовлен на основе путевых заметок путешественников, отмечены следующие особенности: фераджи с пуговицами, женские головные уборы в виде фески, чадра, надеваемая поверх хотоза, и вуаль на лицо, которая завязывалась ленточкой на затылке.
Миниатюры, изображенные турецкими художниками, отражают жизнь того периода. В миниатюрах изображена женская одежда мусульманок и женщин, не придерживающихся ислама. Также по миниатюрам можно судить о положении женщины в обществе, как мусульманки, так и не придерживающейся ислама. Придворный художник Локман бин Сеид Хусейн аль Ашури аль Урмеви в своей картине «Шахнаме-и Селим Хан» изобразил жизнь периода султана Селима 2 (1566-1574 г.г.). В книге писаря Хаттан Ильяса, который имеет 158 страниц, изображены 44 миниатюры. Книга хранится в библиотеке Дворца-музея Топкапы. В одной из миниатюр изображена сцена, где женщины, придя во дворец, объясняют свои проблемы Дивану (совету чиновников). На картине изображены две женщины в белых чадрах с вуалью на лице, которые находятся в мужском обществе. Фераджа женщины, которая стоит впереди, розовая, она с ребенком на руках, а второго ребенка держит за руку. Голова женщины, одетой в темно-синюю фераджу, повёрнута в сторону, она разговаривает с человеком, стоящим сбоку. У женщины с розовой фераджой виден локон волос из-под чадры. Так как лица женщин открыты, можно сделать вывод, что закрывать лицо не было обязательным, как считают иностранные современники того периода.

Миниатюры «Сюрнаме-и Хюмаюн» выполнены группой художников под руководством художника Наккаша Османа. На миниатюрах изображена свадьба сына Мурада III, Мехмеда III, которая длилась 52 дня и ночи. В альбоме, состоящем из 432 страниц, находится 427 миниатюр. Этот альбом хранится в библиотеке Дворца-музея Топкапы. На миниатюрах изображен падишах с наследным принцем и послами иностранных представительств, которые смотрят свадьбу во дворце Ибрагим Паши. На правой стороне миниатюры изображены купцы и простой люд. В миниатюрах женщины занимают передний план; фераджи имеют разные цвета, а лица некоторых женщин закрыты вуалью. Если вспомнить предыдущие миниатюры, в которых лица женщин не закрыты черной чадрой, можно сказать, что традиция закрывать лицо заимствована у арабов.

Женщины с подобными одеяниями изображены в миниатюрах под общим названием «Хюнернаме». Данная миниатюра хранится в библиотеке музея Топкапы. Эта миниатюра тоже нарисована художником Локман бин Сеид Хусейн аль Ашури аль Урмеви. Этот художник тоже работал под руководством художника Наккаш Османа. В миниатюре «Хюнернаме» изображена охота султана Сулеймана Великолепного, который в летнее время охотится в окрестностях Багдада. Женщина в белой одежде с корзиной гранат в руках угощает султана. На другой сцене, где женщина разговаривает с бородатым стариком, белая чадра женщины обвязана так, чтобы не закрывать глаза и нос. На той же миниатюре изображены четыре жалующиеся женщины. Две женщины, которые находятся справа, безмолвно стоят, спрятав руки в рукава фераджи. Руки других женщин открыты. Это говорит о том, что закрывать руки не было обязательным.
 
kalbimДата: 2013-01-28, 7:07 PM | Сообщение # 7
Сообщений: 790
Одежда придворной женщины

Центр управления Османской империей - дворец Топкапы также служил и местом проживания власть предержащих. Часть дворца, где проживали женщины, называется Харем-и Хумаюн. Отметим, что в мусульманских странах гаремом называют часть дома, отданную в распоряжение женщин, куда запрещён вход посторонним мужчинам. Столетиями Османской империей управляли из дворца Топкапы. Проживающие в гареме дворца Топкапы женщины должны были подчиняться определённой иерархии, в соответствии с их положением и влиянием во дворце. В этой системе мать падишаха звали Валиде Султан, а его дочерей Султан-кыз, другим женщинам также давались различные имена. Иногда любимицу султана и родившую ему сына назвали Хасеки Султан, а некоторые падишахи назвали Хасеки всех своих женщин. Общим именем для всех женщин султана было Кадын-эфенди (госпожа). Если какая-то из одалисок или наложниц падишаха, выросших во дворце или же привезённых сюда взрослыми, беременела от султана и её не отпускали на волю, она получала имя «икбаль»: первая икбаль, вторая икбаль, третья икбаль и т.д. Из записей архива дворца Топкапы, дошедших до нас, известно, что Фатма Хатун была наложницей «икбаль» султана Мустафы Второго (1695-1704 г.г.). Понятие «икбаль» впервые встречается в период правления Мустафы Второго, это показывает, что к концу 17 века наложницы «икбаль» имели значительное влияние на султанов. У последующих падишахов также были наложницы «икбаль»: у Ахмета Третьего - одна, у Махмуда Первого - четыре, у Мустафы Третьего - одна, у Селима Третьего - одна, у Махмуда Второго - четыре, у Абдульмеджида - шесть, и у Абдульхамида Второго - четыре.

На низшей ступени иерархической лестницы находились девушки, подаренные чиновниками или захваченные во время войн, которых называли невольницами или одалисками. Проживающие во дворце невольницы подразделялись на три группы: новички (аджеми), подмастерья (калфа) и мастера (уста). Взятые в гарем невольницы воспитывались подмастерьями, они знакомились с правилами и обычаями дворца. Если невольница с успехом проходила курс новичка, ей присваивали имя «гедикли» (на турецком кадровый работник). По одежде этих женщин, находившихся на содержании падишахской казны, можно было определить их местоположение в иерархической структуре гарема.

Придворные женщины, проводившие всё своё время в гареме и вынужденные подчиняться иерархии, одевались более изысканно, нежели обычные женщины. Ткани, используемые для одеяний придворных женщин и убранства комнат, в большинстве своём были сотканы в дворцовых ателье с использованием узоров, подготовленных опытными мастерами. Одежда придворных женщин обладает традиционными особенностями одежды женщин в Османской империи. Предпочтение отдаётся таким видам ткани, как бархат, кемха, чатма, серасер, атлас, серенк, джанфес и другие разновидности тафты. В 16 веке, известном как классический период, Османская империя занимала одно из лидирующих мест на мировой политической и экономической арене. Параллельно с ростом могущества империи развивалось и ткачество, демонстрировавшее в этот период лучшие примеры своей продукции, позолоченные и посеребренные нити, используемые при производстве шёлковых тканей, делали эти ткани ещё более дорогими. Наряду с такими знаменитыми западными ткацкими центрами, как Венеция, Генуя и вся Франция, по дипломатическим и торговым каналам поступали ткани и готовая одежда из Индии, Китая, Дальнего и Ближнего Востока, известных своими шелками. Из письменных источников на османском языке мы знаем, что каждый год для каждой из женщин султана Беязыда Второго из казны отпускалось 15 тысяч монет (акче), девять отрезов европейской ткани и две соболиные шкурки, также и для дочерей также 15 тысяч монет, 4 отреза европейской ткани и две соболиные шкурки.

Николай пишет, что главным отличием одежды придворной женщины от одежды обычной женщины является форма её головного убора. Вместо простого головного убора придворные женщины носили корону, поверх которой надевали плиссированную накидку. Как отмечает этот же источник, головной убор дважды обмотан тесьмой из жатой тафты. Как пишет Николай: «Обычно открытая грудь украшалась дорогим колье. Платья из складчатой ткани вышиты золотыми нитями. Женщины не демонстрировали свое тело, но одежда подчеркивала их линии. Ноги до коленей могут быть открытыми. Из-под платья виднеются не дотянутые до конца чулки. Верная часть чулок украшена жемчужинами. Несомненном, что вышеописанные чулки служили аксессуаром наряда. Отмечается, что это украшение в основном использовали при представлении к падишаху. На гравюре Николя де Николая «Султанша Хасеки» обращает на себя внимание головной убор. На гравюре мы видим корону, под которой находится накидка длиной до пояса, окаймленная по краям. Желтое платье с черными узорами и V-образным воротом распахнуто спереди. Верхняя часть платья подпоясана бело-зеленым ремнем, что скрывает голубую подкладку платья и нижнюю рубаху. Белая рубаха в традиционном османском стиле, расписанная тремя разными узорами и зеленой подкладкой, указывает на особое положение султанши Хасеки во дворце. На картине «Придворная женщина», автор изобразил одежду одной из женщин.

Единственная схожесть двух картин - это одинаковое ожерелье у обеих женщин. Если считать, что Николай написал картину по описанию евнуха Зафер Ага и перенял образы у одежды, продаваемом в Бедестане, то можно допустить, что он ошибся. Открытое спереди и застегнутое до пояса желтое платье с зелеными узорами, из-под коротких рукавов которого виднеется рубашка желтого цвета, а из-под ворота выглядывает рубашка красного цвета. Возможно, это ошибка была допущена при раскрашивании картины в 1572 году. На босых ногах женщины - разукрашенные сандалии, талия вместо ремня опоясана кушаком. Вместо шаровар широкого покроя на ноги надеты шаровары в виде чулок из тонкого войлока, плотно облегающие ноги. Головной убор отличается от феско-образного убора, используемого в этот период. Образы одежды, переданные датским художником Мелхиором Лорисом, приехавшим в Стамбул вместе с австрийским послом Бусбеком и прожившим в Османской империи с 1555 по 1559 годы менее преувеличены и более правдоподобны по сравнению с гравюрами Николя де Николая. На портрете султанши, написанном в период с 1579 по 1581 годы Лорис обратил особое внимание на украшение головных уборов и одежды. Головной убор в виде фески, принадлежащий периоду 16-го века, разукрашен нитями из крупных и мелких жемчужин, а также другими драгоценными камнями. Опираясь на воображение, художник изобразил группу женщин совершающих намаз. Вероятнее всего, художник, видевший раньше мужчин во время намаза, думал, что женщины тоже совершают намаз, также как мужчины. Женщина, занимающая высокое иерархическое положение, что видно по вышитому платью и головному убору с хохолком, стоит впереди со скрещенными на животе, а не на груди руками. Сзади запечатлена женщина с руками, приподнятыми к ушам, как это обычно делают мужчины в начале намаза.

В альбоме, находящемся в венской национальной библиотеке Ёстеричше и принадлежащем к 16 веку, изображена группа придворных женщин, передающая образы одежды данного столетия. Композиция состоит из изображения трех женщин на переднем плане, смотрящей вперед маленькой девочки и двух фигур на заднем плане, повернутых спиной. Эти образы отражают особенности одежды 16 века. Одеты они в популярный в этот период платья различных цветов с узорами в виде гвоздик и медальонов. Кто одет в сандалии на высоких каблуках, кто в туфли на ремешках, с концов которых свисают кисточки. Возможно, женщины, изображенные на заднем плане, повернуты спиной, чтобы полнее показать наряд. Под разноцветными платьями с красивыми узорами одеты белые длинные рубахи и шаровары различных цветов. Одна из женщин заправила подол платья под ремень, продемонстрировав желтую подкладку, окаймленную широкой зеленой лентой. Одежда женщины, находящейся слева: красные шаровары, полупрозрачная рубаха, красная жилетка, доходящая до бедер. Одежды женщины по своей цветовой гамме находятся в гармонии. Возможно, в композиции изображена фигура маленькой девочки для того, чтобы показать, что одежда детей не отличается от одежды взрослых. В миниатюрах «Фаворитка султана» и «Женщины из гарема» отображены не только наряды женщин, а также убранство одной из комнат гарема, где живут придворные женщины. На стенах, мебели и тканях изображены узоры периода 16 века. Один из любимых мотивов этого времени - это белые горошины на синем фоне. Данный мотив узора изображен на платье сидящей женщины. Кинжал, который носили только женщины, занимающие особое положение во дворце, висит на поясе у обеих женщин, изображённых на картине. Привлекают внимание роскошь туфель трех женщин, сидящих на тахте, по сравнению с сандалиями прислуги, стоящей со скрещенными руками.
Великолепно изображение одежды султанши Хасеки из альбома, находящегося в библиотеке Бодлиан города Оксфорд, датируемое 1588 годом. Головной убор в виде фески полностью украшен драгоценными камнями, серьги женщины из таких же камней, что и украшения на головном уборе.

Создатель органа, который подарила Мехмеду 3-му английская королева Елизавета I, Томас Даллат, доставил и разместил орган во дворце. В книгах воспоминаний он пишет о том, что видел во дворце нескольких фавориток падишаха, которых сперва принял за евнухов, но, увидев свисающие со спины волосы, завязанные на концах тонкими кистями, понял, что перед ним находятся женщины. Они были одеты в тонкие, полупрозрачные шаровары, доходящие до колен, из-под которых можно было разглядеть тело. Короткий вышитый кафтан с разрезанными длинными рукавами был из голубой и красной ткани. Некоторые были босиком, некоторые были в длинных кожаных испанских сапожках. Щиколотки ног были украшены золотыми цепями. Некоторые были обуты в сандалии с каблуками в 10-12 см. Волнистые волосы, на конце которых заплетены жемчужины, спадали на плечи из-под маленьких шапочек. Шею украшали драгоценные колье из крупных жемчужин. На ушах были дорогие серьги. Один из образцов платья, дошедших до наших дней, находится в музее дворца Топкапы. Платье принадлежало дочери султана Мурада 3-го от султанши Сафие, принцессе Айше. Платье из тафты обшито голубыми шелками и серебряным шитьем, имеет глубокое декольте. Рукава, подол и ворот платья были украшены оранжевыми бантами из такого же материала. В подол платья спереди и сзади была вшита вставка высотой в 130 см. После смерти принцессы Айше ее наряды и серебряные украшения были возвращены во дворец. Головной убор с серебряным шитьем сшит из ткани серасер, с оранжевой подкладкой. Украшен голубыми гвоздиками и цветами кремового цвета. Цветок, состоящий из шести лепестков, имеет серебряные украшения.

В бухгалтерской книге стамбульского дворца периода 1503-1504 годов встречаются пометки о фасонах, цветах и тканях женского наряда. В книге есть запись о подарках, преподнесенных дочери Джема Челеби; два платья - из золотистой ткани с подкладкой из тафты, другое платье имеет узоры из красного бархата. Из книги можно узнать также о золотистом платье с подкладкой из тафты, обшитой атласными звездами, подаренном дочери султанши Хатидже, принцессе Ханзаде Ханум. Из книги можно узнать, что некоторые придворные отправляли своим женам и дочерям платья из бурсинской ткани с подкладкой из тафты.
 
kalbimДата: 2013-01-28, 7:07 PM | Сообщение # 8
Сообщений: 790
Домашняя одежда

Дошедшие до наших времен образы и изображения домашней одежды женщин: шаровары разных видов, надеваемые на нижнюю часть тела, ниспущенные до пяток рубахи с длинными рукавами из муслиновой ткани, кителя с короткими и длинными рукавами и верхние платья, возможно, с короткими или длинными рукавами, в основном без воротников и распахнутые спереди. Шаровары могут быть узкими, широкими, разной длины - от колен до щиколоток. Ширина нижней части шароваров регулируется пуговицей, застёгивающейся на щиколотке. Встречаются также шаровары в виде длинных чулок, тесно облегающих ноги, из тонкой кожи или войлока. Через пояс шароваров шириной пять сантиметров продёрнуты шнурки с расшитыми концами.

Из источников в западной литературе 16 века первая информация на эту тему принадлежит перу итальянца Менавино, который так описывает женскую одежду: «Рубахи женщин похожи на мужские, но в отличие от них рукава, ворот и подол расшиты. Широко распространены рубахи из тафты красного, зелёного и других ярких цветов. По краям одежда обшита рельефной шёлковой вышивкой и имеет подкладку из тончайшей ткани. Верхняя часть платья узкая, с сильно открытым воротом, платье распахнуто сверху вниз. Снизу одевается ремень, который обматывается кушаком, шитым шёлком. На ногах - кожаная обувь кораллового и других цветов, изыскано расшитая золотой нитью дамасской работы. Обычно длинные волосы турецких женщин заплетены в косы. На голову надевают накидку из тафты, поверх неё надевается головной убор, называемый феджхель, обильно украшенный золотом и драгоценностями и указывающим на степень знатности своей хозяйки. Это - головной убор родовитых хозяек дома, пожилых, замужних и вдов. Головной убор других женщин похож на unicorne, это остроконечный и покрытый серебром головной убор высотой в три пяди. На картине, принадлежащей перу Беллини и находящейся в Британском музее, описывается головной убор турецкой женщины. Становится ясно, что с 16 века этот головной убор не используется женщинами Анатолии, но популярен среди женщин Сирии.

Информация, предоставленная другим очевидцем из Италии, Бассано, по поводу головного убора, как бы подтверждает сведения визуальных источников. Женщины в Турции, в особенности христианки, турчанки и еврейки, носят шёлковую одежду, в высшей степени разукрашенную, как и мужчины, надевают длинные, доходящие до земли жакеты, шаровары и сапоги, подбитые гвоздями с большими шляпками. Рубахи из тонкой парусины бывают белого, красного, жёлтого и изумрудного цветов. На голову надевают прямо насаженную маленькую, круглую, низкую и плоскую шапочку, которая обшита атласом, дамасской тканью и ормиси в одинаковой цветовой гамме. Некоторые женщины надевали на голову накидку из бархата или же brocchato, под него повязывали платок и некоторые венчали это платок белым головным убором в виде фески, на которую надевалась ещё и шёлковая тюбетейка. Эта тюбетейка имела в высоту полпяди, подобное автор видел и в других странах. Шёлковые пояса у мужчин называются кушак. Предпочтение отдаётся женским украшениям типа колец, браслетов, золотых цепей, серьги особо не любят.

Постел, один из зарубежных путешественников, пишет о том, что все женщины носят нижние рубашки из хлопка или тафты разных цветов, которые стирают мылом. Швейггер рассказывает, что женщины дома носят широкие шаровары из шёлка или другого дорогого материала, сверху которых надевают такой же толщины красное, жёлтое или голубое свободно облегающее платье из опять же дорогой материи. Сверху накидывают манто длиной до колен, которое плотно облегает тело. На гравюре Николая «Турецкая женщина в домашней одежде», отражающей особенности этого периода, мы видим женщину в головном уборе в виде фески, обмотанной завязанным под подбородком батистом, руки которой спрятаны в карманы халата с короткими рукавами и V-образным воротом. Длина халата, расшитого синими узорами по белому, доходит до колен. В распахнутом халате внимание привлекает жёлтая подкладка, окаймлённая зелёной тесьмой. Под халатом мы видим длинное платье до пяток в красную, белую, желтую и синюю полоску. Талия женщины обмотана жёлтым кушаком в чёрную полоску. На ногах женщины жёлтые туфли на каблуках.

Одежда молодой девушки на миниатюре, изображающей молодую пару, относящейся к 1560-1570 годам, хранящейся в хранилище библиотеки музея дворца Топкапы под инвентарным номером 2168, даёт нам представление о домашней одежде женщины Османской империи во второй четверти 16 века. Рукава и подол длиной, доходящей чуть ли не до пят муслиновой рубахи без ворота и с длинными широкими рукавами расшиты жёлтыми блестками. Из-под рубахи виднеются белые шаровары с красными лампасами и красные тапочки. Эта молодая женщина поверх сорочки одета в жакет с жёлтыми узорами, открытый спереди. Поверх рубахи на женщине красная жакетка до бёдер с короткими рукавами, расшитая жёлтыми узорами и зашнурованная спереди на поясе. На поясе женщины синий кушак с кистями на концах. И дополняет туалет молодой женщины крохотный головной убор в виде вышитой фески на длинных чёрных волосах. Это произведение, хранящееся в библиотеке музея дворца Топкапы, демонстрирует поразительную схожесть с миниатюрой «Молодая женщина в синем», относящейся к концу 16 века и демонстрируемой в коллекции Бинней Британского музея под инвентарным номером Т65 16К. Одинаковы крохотные головные уборы двух девушек в форме фески, муслиновые рубахи с длинными рукавами, и даже их осанка. Однако у женщины на миниатюре в коллекции Бинней платье без воротника с синими узорами и длинным подолом с пуговицами спереди до пояса. Оба персонажа держат в левой руке чёрный платок с желтыми кистями на концах. Причёска с пробором посередине, брови и форма лица этой женщины-мусульманки (что становится ясно по её жёлтой обуви), чем-то похожи на другую женщину. Второе издание путевых очерков Николя де Николая вышло в 1580 году в Венеции и дополнено ещё 7 новыми иллюстрациями. Опираясь на текст разрешения, выданного королём Генрихом Вторым, становится ясно, что эти узоры не являются оригинальными узорами, подготовленными Николаем для его очерков о путешествиях по Турции. Картина «Турецкая женщина в доме», являющаяся одной из этих иллюстраций, вдохновляла многих художников этого периода в их творчестве. Женщина на картине Ламберта де Воса из его альбома и женщина на картине Жакопо Лигоцци, а также одежда женщины из альбома Пьетро Бертелли 1591 года, обладают одинаковыми особенностями за исключением некоторых деталей: все три женщины сидят на маленьких ковриках, скрестив ноги по-турецки и смотрят в сторону, прямо рядом с ковриками стоят их деревянные сандалии. На картине Лигоцци около каждой фигуры изображено животное, предположительно характерное для востока: например, мы видим собаку, пытающуюся избавиться от блох. На всех трёх женщинах одинаковые украшения: комплект из колье и серёг, браслеты на руках и ногах, ремешок на поясе. На хотозах разной высоты, которые носят женщины, мы видим хохолки из различных перьев, головной убор женщины с картины Бертелли похож на головной убор женщины в альбоме Николая «Придворная женщина». Женщина, изображённая Ламбертом де Восом, в зелёном платье с жёлтыми узорами. Платья других женщин зашнурованы спереди, несмотря на это, пуговицы здесь не заметны. На изображении женщины, запечатлённой Бертелли, обращают на себя внимание голые ноги и сорочка, виднеющаяся из-под подола розового платья. Французский путешественник Фресн-Канае находит уличную одежду женщин грубой и некрасивой, и отмечает, что в то же самое время дома они носят элегантные шёлковые платья, расшитые золотом. Описание Фресн-Канае напоминает изображение женской одежды на картине Лигоззи.

Занимающий место в Бременском альбоме головной убор турецкой женщины - один из распространённых видов головных уборов этого столетия. На женщине надето красное платье с черными узорами, из-под ворота и коротких рукавов которого виднеется полупрозрачная сорочка. Женщина, держащая в правой руке гвоздику, левой рукой приподнимает подол платья, как будто хочет продемонстрировать доходящие до колен шаровары непривычного покроя, с зелёными узорами. Поверх тапочек, гармонирующих с цветом платья, одеты невысокие деревянные сандалии. С чёрного кушака свисают два белых платочка.

Султан Мурад Третий повелел подготовить копию книги Сиер-и Неби, принадлежащей перу Дарира Эрзурумского, описавшего жизнь пророка Мухаммеда. В связи с тем,что султан не дожил до окончания работы, это произведение было передано его сыну Мехмеду Третьему. Кроме описания мужской одежды, данная книга включала в себя описание Османской одежды, вещей и быта этого периода. В шеститомной книге, содержащей в себе 814 миниатюр, художники, не знавшие быт и одежду времён пророка Мухаммеда, передали образы своего столетия. Во втором томе, состоявшем из 499 страниц, описывается убранство дома Хатиджи после того, как было получено известие о том, что старейшины рода пророка Мухаммеда придут сватать её. На данной миниатюре запечатлён интерьер турецкого дома с характерными чертами для того периода. Одежда молодых женщин: платья и шаровары различных цветов, ремни с пряжками, головные уборы в виде фески, поверх которых накинуты белые платки, отражают особенности домашней одежды мусульманских женщин Османской империи в 16 веке.
 
kalbimДата: 2013-01-28, 7:08 PM | Сообщение # 9
Сообщений: 790
Одежда женщины в Османской империи XVII века

Уличная одежда столичной женщины-мусульманки


В XVII веке, по сравнению с предыдущим веком, одежда не претерпела сильных изменений. Как и прежде, носили чадру и фераджу, а хотозы (украшение в виде шапочки, которое носили на голове женщины) в виде фески уступили место постепенно расширяющимся кверху, что подтверждается наблюдениями путешественников. В 1639 году находившийся в Стамбуле и описавший традиции двора француз Дю Луа о женщинах в своих наблюдениях говорил: «Они (женщины), как и мужчины, выходя на улицу, надевали верхнюю одежду наподобие манто, имеющую рукава такой длины, что видны были только кончики пальцев. На улице они соединяли ее полы спереди. Волосы были скрыты под белым платком, а другой платок укрывает лицо и нос, открывать который имели право только женщины в возрасте. А молодые девушки не могли показывать даже глаза, для чего носили темную вуаль из конского волоса».

Художник Жорж Ля Шапель, приехавший в Стамбул в 1641 году вместе с послом Франции Жаном де ля Гайе, прибывшим для продления привилегий французским купцам, считал картины, написанные в XVI веке Николя де Николаем сильно преувеличенными. В 1648 году он выпустил книгу гравюр под названием «Recueil de divers portaits des principales dames de la Porte du Grand Turc». На седьмой гравюре запечатлена женщина в уличной одежде на фоне пролива. Обмотанная вокруг хотоза тонкая паранжа закрывает лицо, оставляя открытыми только глаза. Из-под платья, опускающегося чуть ниже колен, видны сапожки без каблуков. Верхняя одежда, открытая спереди, с украшенными крупными пуговицами, рукавами, воротником и полами, красотой этого наряда заставляет нас завидовать ей. А на гравюре того же художника «Турчанка на коне» изображена женщина, сидящая на коне боком, на европейский манер. Она одета в платье с глубоким декольте, в руке её зонт, так что единственное на этой картине, что может быть правдой, это хотоз.

Профеcсор Франц Ташнер, изучавший историю Османской империи, выпустил в 1925 году альбом, состоящий из 55 цветных рисунков, проданный на аукционе в 1914 году. Текст, который рассчитывали напечатать во втором томе, во время Второй Мировой войны исчез из сейфа, в котором находился, вместе с оригинальным изданием этой книги. В этом альбоме, носящем имя издателя, на четвёртом рисунке под названием «Водовоз у родника» изображена отделка водного источника, способная рассказать многое об архитектуре Османской империи XVII века, и водовоз, набирающий воду, и его осел, а также стоящая неподалеку женщина с кувшином, ожидающая, чтобы набрать воды, в ферадже и хотозе с закрытым чадрой лицом. На другом рисунке «Женщина, идущая в баню», привлекает наше внимание хотоз, отражающий особенности этого периода, оставлявший открытым только глаза. Из-под фераджи мы также можем видеть платье, халат и сапожки. Она держит в правой руке изящный платок, а одежда рабыни, идущей рядом и несущей сверток с банными принадлежностями, не отличается аккуратностью, и ее лицо также скрыто под чадрой.

Происходивший из зажиточной семьи француз Жан Тевено, выехав из Рима 31 мая 1655 года, прибыл в Стамбул 2 декабря, пробыв здесь 9 месяцев, он отправился в другие города, такие, как Бурса, Измир и на острова Эгейского моря, откуда переправился в Иерусалим. Этот путешественник, не преследовавший торговых и политических целей, хотел исследовать таинственные страны Востока.

В путевых заметках он дополнил сказанное своим соотечественником Дю Луа в 1639 году: «Женщины, как и мужчины, выходя на улицу, надевали фераджу, имеющую рукава такой длины, что видны были только кончики пальцев, выйдя на улицу, они соединяли ее полы спереди. Также они носили головной убор из картона, украшенного золотом, постепенно расширяющийся кверху. Также женщины носят покрывало, закрывающее лоб, а другое скрывает лицо, оставляя открытыми только глаза. Руки также прятались в длинные рукава платья, так как показывать руки было неприлично».

Голландский путешественник Корнелий Де Бруйн (Корнель Ле Бруйн), находившийся в Стамбуле в конце 1678 года, писал о головных уборах: «Женщины, выходя на прогулку, помимо фераджи, надевали верхнюю одежду, называемую «киркие», а зимой кафтан или манто на меху. Они были менее просторны, а рукава короче. Богатые заказывали подкладку из сибирского соболя, цена которого была 300-400 экю». В казенной книге, датируемой 1678 годом, говорится, что лучшие кафтаны из соболя и шкурка стоили соответсвенно 12000 и 11000, а худшие 4000 акче (денежная единица).

В альбоме «Сильвестр» 1680 года с надписью, сообщавшей, что он подарен герцогу Бургундскому, нарисована в профиль молодая турчанка. Она одета в фераджу, застегнутую по пояс. Откинутые полы позволяют нам видеть платье и сапожки на высоком каблуке. Голова покрыта хотозом, а под чадрой популярного в XVI веке фасона, украшенной кисточками, и обмотанной вокруг него, скрыто лицо.

Выехавший из Парижа в 1696 году и путешествовавший 26 лет француз Франсуа Обри де Ля Мотрей в 1699 году приехал в Стамбул. В двухтомном издании его путевых заметок он писал, что женщины на улицу выходят закрытые с головы до пят, надевая длинные суконные ферадже, с рукавами, оставлявшими открытыми только кончики пальцев. Когда они снимали накидку, вся одежда представала во всей ее красе.

Примером одежды может служить изображение столичной женщины второй половины XVII века, хранящейся в библиотеке музея дворца Топкапы под номером Н.2132/4. Из-под платья из муслина длиной до пят, с просторными рукавами, видны розовые шаровары. Поверх него надет жилет бордового цвета, украшенный вышивкой, выполненной в виде листьев. Зеленый халат, отражавший стиль парадно-выходной одежды столичной женщины, украшенный шелковыми пуговицами до бедер, расстегнут. На инкрустированном драгоценными камнями оранжевом поясе висят кошель и ножны. По желтым туфлям становится ясно, что женщина на картине - мусульманка. Голова, покрытая присущим XVII веку хотозом, постепенно расширяющимся кверху, соответствует описанию Тевено. Образец, вышитый черными тюльпанами на красном фоне, шлейф которого украшен кисточками, хранится в музее Топкапы.
В казенной книге 1640 года говорится, что женские кафтаны шили из ситца, а фераджу из сукна. Цена фераджи с оборками, на пошив которой уходило 287 см материи, стоила 1450 акче. В той же книге пишется, что накидка длиной 153 см стоила 1380, 144.5 см - 1310, 136 см - 1240 акче. Стоимость ферадже из семицветного сукна из Каркашона с оборками в зависимости от размеров составляла 930, 895, 860, 820 акче.
 
Форум о Турции | Турция Для Друзей » Красота и здоровье » Мода и стиль » Исламская мода (особенности, современные тенденции, фото)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Последние комментарии