• Страница 1 из 1
  • 1
Форум о Турции - Турция Для Друзей » Все о Турции » Достопримечательности Турции » Домик Девы Марии в Эфесе. Церковники, топографы и Мэл Гибсон
Домик Девы Марии в Эфесе. Церковники, топографы и Мэл Гибсон
mishka-fatyaДата: Вторник, 2013-03-26, 5:41 AM | Сообщение # 1
Рад общению
Группа: Друзья
Сообщений: 255
Награды: 14
Репутация: 4
Замечания: 0%
Статус:
При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина.
Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой.
Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.



Северный Рейн-Вестфалия. 1813-ый год

Дюльменская зима уступала дорогу весне неуживчиво, с тяжелыми вздохами морозов и гулким треском остатков дров в каминах аккуратных домов. Взбудораженные странными слухами жители маленького провинциального городка охотно грелись у соседских очагов обмениваясь новостями, придумывая подробности, крестясь и продолжая обсуждать.
Поговаривали, что местные священники отцы Линберг и Ламберт долго прятали событие, открывшееся им аж в канун нового года. Что узнали другие о чуде только из-за болтливости дочери органиста, бывшей монашки из распущенной Наполеоном местной обители. И что та даже видела все своими глазами! И кровавый венец на лбу, и кровоточащие раны на руках и ногах, и рану на боку, и глаза прикованной к постели монашки, полные радости от обретения нечеловеческой боли.



Жители Дюльмена ждали ответов, разделившись на тех, кто обходил стороной дом вдовы Ростас, в маленькой каморке которого происходили чудеса, и тех, кто в надежде стать свидетелем, приходил к его порогу за добрыми вестями.
Крошечная комнатушка, из окон которой виден был только островок мостовой, стала центром Вестфалии.

Фламск-Косфельд-Дюльмен. Годами ранее

То, что случилось 20 декабря - только часть большой жизни хрупкого человека.
Анна Эммерих была пятым из девяти детей в большой крестьянской семье из Фламска, ребенком необычным, но очень любимым своими родителями. Странности за дочерью они подмечали с самого детства, иногда даже ругали за них. Да и как не ругать, если шестилетняя малышка вдруг начинает отчитывать за неточности в рассказе о Риме и Иерусалиме случайно заблудившегося в деревню странника, да так, что он, услышав детальное описание ворот и улиц, удаляется спешно восвояси? За невесть откуда взявшееся у дочки знание латыни, как и умение шить, бранить было незачем, и добродушные родители приняли это как дар Божий.

В семилетнем возрасте случилась первая серьезная неприятность, связанная с необычностью Анны-Катерины: через четыре месяца после начала учебы в школе местный преподаватель отказал малышке в месте, сетуя на то, что девочка наперед знает все, что он только собирается до нее донести. Ребенок остался в родительском доме и стал отрадой для всех поселян. Анна помогала больным соседям, рассказывала окружающим удивительные истории о жизни библейских святых, одним только ей известным образом готовила целебные снадобья от разных хворей и неустанно молилась о том, чтобы стать монахиней.
Но мольба ее так и оставалась мечтой: у крестьянской девчушки не было никакого приданого, которое она могла бы пожертвовать обители, а принять постриг без необходимого по церковным законам тех времен вклада было делом невозможным.



Стремясь накопить нужную сумму Анна работала швеей, ухаживала за больными и бралась за любую трудную работу. Наконец, когда в ее кошелечке зазвенели 20 талеров, а за плечами было 20 лет жизни, девушка решила, что пора предпринять попытку и отправилась в Косфельд.
Всего богатства было отнюдь не достаточно для монастырского вклада, но Анна твердо решила, что через полгода вдобавок к нему она предложит обители свои навыки игры на органе. Дело было за малым - научиться играть, и для этого девушка пошла в услужение в семью косфельдского органиста. Тот был мужичком очень набожным и добрым, но при этом бедным и нуждающимся. Став частью и этой семьи Анна-Катерина потратила с трудом накопленные деньги на то, чтобы хоть как-то облегчить жизнь своим новым домочадцам.

"Ангел зовет и ведет меня то туда, то сюда. С ним я постоянно в пути. Он ведет меня к людям, которых я видела редко, а также к совсем неизвестным. И я переношусь быстро, как мысль."

Худенькая хрупкая девушка оказывалась везде, где нужна помощь. Но было место, где встретить ее за полчаса до восхода солнца, было делом верным - к старинной часовне в Косфельде она приходила задолго до священнослужителей, молилась, каялась, причащалась и просила у Господа сил и прощения. Духовникам, наверное, было непросто: прощать человека безгрешного, надо думать, куда сложнее, чем того, кому есть в чем каяться...
Именно в косфельдской часовне случилось первое видимое чудо.

"На коленях возле Распятия я молилась со всем усердием, на какое только способна. Я вся была погружена в созерцание, когда увидела Спасителя, вышедшего из дарохранилища, где обычно находятся Святые Дары. Он весь блистал Светом. В левой руке Он держал венок из цветов, а в другой – терновый венец, и дал мне выбрать. Я выбрала терновый венок, и Он положил его мне на голову. Я прижала его к голове."

Четыре года до своего поступления в монастырь труженица Анна скрывала от окружающих неожиданно появлявшийся кровоточащий обод на лбу. Несколько раз ей это не удавалось, и окровавленный чепчик свидетельствовал о странных муках послушницы. Вдобавок ко всему, накануне Рождества года 1802-ого Анна тяжело заболела - не давало покоя сердце, подводившее раз за разом. Но мысли, что больную послушницу вряд ли допустят к постригу, заставляли девушку работать забывая о боли, и ее настойчивость была вознаграждена - невестой Христовой дочь фламского крестьянина стала 13 ноября (в мой день рождения, кстати).

Жизнь в стенах обители была для нее особенно тяжкой: от монахинь трудно было скрыть свою особенность. Вскоре единственный возможный путь - отрешенность и замкнутость - начали восприниматься как гордыня, и Анна стала среди своих же сестер объектом насмешек. Заканчивая тяжелую работу в услужении у них, девушка возвращалась в свою келью, до утра разговаривала с Господом, и снова и снова просила у него сил и прощения, моля о том, чтобы он продолжал давать ей почувствовать мучения, чтобы позволял ей быть последней. И Господь исполнял ее желание - тяжелобольная хрупкая и подобная тени Анна встречала утро за уборкой и мойкой полов в церкви и кельях - работой, которой гнушались все сестры.

3 декабря 1811 года монастырь, каждый камушек которого она знала наизусть и любила, был закрыт по указу Наполеона, и сломленная этой новостью Анна слегла. До весны за ней, прикованной к кровати, ухаживали местная сторожиха и старичок-священник отец Ламберт, а как отступили холода, сгорбленный духовник перенес тело-тень в крошечную комнатку в доме вдовы Ростас. Из окна которой - только островок мостовой.

20 декабря года 1812-ого в четырех стенах сырого полуподвала случилось то, что заставило бурлить спокойный провинциальный Дюльмен. Анна-Катерина в своей комнатушке вновь страстно молила Господа о милости участвовать в его страданиях. Пять раз "Отче наш" в память о пяти ранах Спасителя. И такое ясное видение - Распятый Господь, из ран которого струится свет, и лучи - как копье. Очнувшись от экстаза, монашка увидела свои окровавленные руки и ноги, и ощутила, что кровоток больше не бежит к сердцу, он уже течет в обратную сторону - к ранам. Теперь они были ее сердцем.
Не на шутку напуганные стигматами у и без того слабой Анны, отцы Ламберт и Линберг решили скрыть ее состояние от всех, но это было невозможно - Дюльмен и Вестфалия требовали ответов. Требовали развенчания фокуса. Или признания чуда.

Северный Рейн-Вестфалия. Весна 1813-ого

Такого числа видных персон Дюльмен не видел давно. Главный викарий Мюнстера, по происхождению барон королевских кровей и будущий архиепископ Кельна Клеменс Август Дросте, декан духовной семинарии округа Оверберг и целая группа медиков во главе с медицинским советником Фон Дрюфелем. Со всех городов к Дюльмену стягивалась стайками и разного рода знать.

Изучить. Рассмотреть. Объяснить.



Вердикт группы медиков был оглашен гораздо ранее церковного: "стигматы на руках, ногах и боку монахини Эммерих имеют необъяснимое происхождение. Кроме того, кровоточить активно они начинают по невыясненной, не медицинской причине по пятницам."
Город вздохнул с облегчением и радостью, но последнее слово в признании чуда - за духовенством.
Викарий Клеменс Дросте, человек чрезвычайно осторожный и мудрый, понимал: в этом странном случае нельзя упускать ни одной детали. Доктору Краутхаузену, опытному лекарю, духовный глава округа поручил во что бы то ни стало вылечить прикованную к постели монашку, заставив затянуться раны. Когда и его усилия оказались напрасными, в комнату к неустанно молившейся, радовавшейся благодатным знакам и, возможно, не без иронии следящей за происходящим вокруг Анне, были подселены знатные люди Дюльмена. Наверняка, это была еще та картина! Богатые и считавшиеся столпами надежности они десять дней стояли подле постели тщедушной женщины, пытаясь уловить истоки чуда.
И слышали только молитвы. И видели только стигматы.

В конце июля все подозрения были развеяны, и к домику, где жила немощная монашка, потянулась толпа бедных и болящих со всей страны. Из уст в уста передавались рассказы о том, что она исцеляет силою молитвы. Как реликвии принимались людьми повязки с ее ног и рук, на которых кровью отпечатались кресты. Ее светлое лицо с не сходящей с него несмотря на боль улыбкой давало силы и надежду даже самым отчаявшимся.

А летом 1818-ого года в дверь Анны-Катерины постучался Пилигрим.


... продолжение дальше...
Прикрепления: 6542782.jpg(610.4 Kb) · 2916962.jpg(340.3 Kb) · 3434054.jpg(358.3 Kb) · 8791687.jpg(387.1 Kb) · 4241346.jpg(355.2 Kb) · 7024082.jpg(643.7 Kb)
 
mishka-fatyaДата: Вторник, 2013-03-26, 5:52 AM | Сообщение # 2
Рад общению
Группа: Друзья
Сообщений: 255
Награды: 14
Репутация: 4
Замечания: 0%
Статус:
... продолжение...

Анна и Пилигрим

Ко времени, когда известного поэта и писателя Клеменса Брентано стали так называть, он успел пройти столько дорог, что иным бы и на пяток жизней хватило.
Брентано изучил медицину и горное дело, на его стихи писал песни Малер. Он побывал и флагманом поэтической тусовки Берлина, и основателем антиеврейского немецкого общества. Он пытался покорить Венскую театральную сцену, метался между католицизмом и протестантством, впал в глубокую депрессию из-за неудачной попытки повторной женитьбы, и, наконец, кинулся словно за спасением в Вестфалию, к монахине, которая указывает путь и возвращает к жизни.
Человек он был перекати-поле и романтик. И в Дюльмен, скорее всего, планировал заехать на пару дней. А задержался на шесть лет.



Кем он стал для Анны-Катерины? Как близкий друг Клеменс пытался защитить совсем обессилевшую от болезней монахиню от вконец обезумевших светских властей, требовавших прекращения чуда. Он пытался встать на пути посланцев, которые в 1819-ом году насильно забрали Анну из дома и заточили на месяц в своей средневековой лаборатории, изучая ее стигматы и мучая медицинскими тестированиями. Он старательно записывал ее откровения на протяжение многих лет, а потом, вновь окунувшись в светскую жизнь, забросил свои рукописи и так и не обработал их толком, проигнорировав даже последнюю просьбу умирающего епископа Уитмана: "Пилигрим, мой дорогой друг, потрудись во благо Христа. Сделай свое дело мужественно".
Противоречивый был человек. Но монахиня, все больше походившая на тень человека, очень ценила его, видела в нем что-то светлое.

Шесть долгих лет, почти не отходя от постели совсем больной, питавшейся только дарами Причастия Анны, Клеменс записывал за ней каждую фразу из откровений.

Она говорила и говорила. Рассказывала о городах, которых никто не знал. О библейских моментах, не отраженных ни в одном из Евангелий. Описывала подробности. Сама переживала их, вытирая со лба пот, перемешанный с кровью от стигмат.



Почти полсотни лет спустя профессор Альбан Штольц с удивлением констатирует: непонятным образом знания неграмотной крестьянки об истории Иерусалима так же точны, как труды Иосифа Флавия. А его коллега Энтон Урбас в конце века поставит перед собой задачу изучения неизвестной географии Азии и, справившись с ней, с недоумением воскликнет: "Это невероятно! Эммерих была самым правильным географом, топографом и археологом в мире!" И наконец в начале 21-ого века, окунувшись в подготовку к съемке фильма "Страсти Христовы", Мэл Гибсон, понимающий, что любое кино на главный библейский сюжет, если только оно не предельно детально и выверенно исторически, не только ударит по имиджу но и грозит анафемой... Мэл Гибсон, превратившийся на четыре года из голливудской звезды в скрупулезного исследователя и буквоеда, выбирает как основу для сценария каноническое Евангелие и "Слезы Страсти" - описание последних дней Спасителя в откровениях Анны-Катерины Эммерих.

Чудо на Соловьиной горе

Среди нескольких книг откровений монахини есть и "Житие Девы Марии". Брентано записал все, что открывалось Анне в ее мучительных видениях. И долгий путь Богоматери за обрекающим себя на смерть за людей Сыном. И последнюю дорогу Девы Марии вслед за Ним, на Голгофу. И боль ее. И страдания. И дальнюю дорогу вместе с Иоанном в Малую Азию, к Соловьиной горе, на которой будет построен маленький домик, где Богородица проведет остаток своей земной жизни и упокоится в возрасте 64-ех лет.

В 1891-ом году, прочитав откровение немецкой монахини, французский священник Гуйе, служивший в то время в Смирне, решил провести еще одно испытание пророчества на прочность, и отправился в Эфес, шаг за шагом повторяя путь к домику, описанный в книге Эммерих. На небольшом холме, недалеко от развалин города, Гуйе нашел то, что повергло его в шок: остатки маленькой старой избушки на горке, как оказалось, не были известны только священникам, а местные жители давным-давно ходили к ним молиться, называя это место "Паная Капула" или "Врата к Деве".



Годом позже архиепископ Смирны объявил Соловьиную гору официальным местом паломничества. Сюда помолиться Пресвятой Богородице приезжали римские папы Павел VI и Иоанн Павел II.

Маленькая церквушка, в которую превратился домик, сейчас постоянно полна паломников. Археологи здесь свою работу практически закончили. И она подтвердила чудо. Остатки византийской церкви, найденные здесь во времена экспедиции из Смирны, относятся к 13-ому веку нашей эры, а построена она на фундаменте I-ого века. По нему легко определяется, что изначально в домишке была кухня, спальня и еще одна комнатка. Домик со временем реконструировали, бережно сохранив исторические стены и фундамент, и для тех кто хочет помолиться и прикоснуться именно к ним заботливо отделили новые фрагменты от аутентичных заметной красной полоской.



Неподалеку найдены того же 1-ого века закопченные мраморные плиты, служившие очагом, и угли, которые считаются чудотворными. И наконец в паре сотен метров отсюда археологи, как и говорилось в откровениях немецкой монахини, нашли захоронение, которое решили не беспокоить. Потому что датируется оно тем же I-ым веком.

На Соловьиной горе, у поселка Сельджук, чуть поодаль от легендарного эфесского храма Артемиды, веками, вне зависимости от смены власти и религий, местные жители ходили пить "волшебную" мягкую и чуть сладкую воду из ключа, и замечали что вокруг него всегда цветут невесть откуда взявшиеся яркие и ароматные цветы.
Когда после катастрофического лесного пожара 2006-ого года крайней линией, после которой огонь развернулся и утих, стал последний ряд деревьев вокруг Домика Богородицы, все восприняли это как должное.



Где происходить чудесам, как не здесь?
В месте, которое - само чудо. Открытое благодаря другому чуду.

...летом 1823 года Анна-Катерина Эммерих настолько ослабла, что сил ее хватало только на тихую молитву. 9 февраля 1824 года монахиня умерла...
Прикрепления: 2882914.jpg(269.7 Kb) · 8909027.jpg(426.7 Kb) · 0244519.jpg(537.5 Kb) · 8514074.jpg(299.3 Kb) · 3995166.jpg(442.4 Kb) · 4462107.jpg(335.4 Kb) · 8964690.jpg(310.3 Kb) · 4917586.jpg(206.1 Kb) · 6223481.jpg(276.2 Kb) · 2035855.jpg(261.8 Kb)
 
mishka-fatyaДата: Вторник, 2013-03-26, 5:56 AM | Сообщение # 3
Рад общению
Группа: Друзья
Сообщений: 255
Награды: 14
Репутация: 4
Замечания: 0%
Статус:


Прикрепления: 3143976.jpg(118.5 Kb) · 0180268.jpg(96.2 Kb) · 9261696.jpg(104.9 Kb) · 2218746.jpg(69.4 Kb) · 5646743.jpg(87.9 Kb) · 8782718.jpg(101.9 Kb)
 
mikusha_007Дата: Вторник, 2013-03-26, 12:10 PM | Сообщение # 4
Всем привет
Группа: Пользователи
Сообщений: 35
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус:
Очень люблю это место!!! Часто бываю там! Оно на столько благодатное, что даже огромное колличество туристов и поломников его не портит: там всегда царит спокойствие,умиротворение, чувтсвуешь себя там защещенным и таким далеким от мирской суеты и проблем!!!! И кстати, проверено не только на себе, но и на многих других людях: желания, загаданные там, дейчтвительно сбываются!!!!

Добавлено (2013-03-26, 1:10 PM)
---------------------------------------------
Позвольте мне взять смелость на себя и немного дополнить ваш рассказ?!

Конечно же, нет никакого официально за документированного подтверждения, что данный дом,расположенный близ Эфеса на горе Бюльбюль( соловьиная гора),является домом,где проживала Дева Мария, НО(!), существует несколько, вполне реальных фактов, которые указывают на то, что Богородица, действительно могла жить в указанном месте :

1) после того, как французский священник Жюльен Гуйе( о котором говорилось чуть ранее) совершил первую разведывательную экспедицию к дому Девы Марии в 1881 году, он сообщил о своих находках Парижскому епископству и даже Риму, но его слова не восприняли всерьез. Спустя 10 лет, Лазарист М. Юнг с сотоварищами, решают организовать еще раз прогулку по окрестностям Эфеса, дабы самим убедиться в верности всего сказанного Анной-Екатериной Эммерик в "Житие Девы Марии".
И вот, 29- го июля 1891 года, добравшись до самого домика, они с удивлением обнаружили, что все описания дома и места,данные монашкой в "Житие", сходятся один к одному! Для того, чтобы полностью исполнить свою миссию, группа решила исследовать все близлежащие горные вершины. Катерина Эммерик писала,что с самой вершины горы, можно было одновременно наблюдать склон,на котором расположен сам дом, Эфес и море. На протяжении двух дней, Юнг и его помощники бегали с вершины на вершину, однако, ни с одной другой горы, не было одновременно видно и дом Богородицы, и Эфес, и море! По возвращению в Измир, М.Юнг и его наставник Ю. Полин решают организовать еще одну экспедицию к дому с целью исследования,но уже с использованием научных методов.

2) Второй момент,который нельзя выпускать из виду, так это то, что в 3-м веке нашей эры,была построена самая первая церковь в христианском мире,посвященная святой памяти Девы Марии! И построена была эта церковь в ЭФЕСЕ! Не многим известно,что в первые века христианства,в соответствии с религиозными правилами, единственно правильным местом для построения церквей,тем более церквей,посвященных определенным святым, считалось место смерти данных святых или умерших за веру мучеников! Нахождение здания первой построенной церкви в Эфесе в память Богородицы, а также церкви-базилики Иоана Богослова,расположенной вблизи Эфеса, является явным свидетельством того,что данные персонажи библии здесь жили и умерли! Также, в 431-м году, в церкви пресвятой Девы Марии в Эфесе, был созван третий вселенский Собор,одной из целей которого было провозглашение духовного материнского восхваления Марии!

3) в произведениях Грегори де Тура ( 538-594), где переплетается история и легенды, говорится о маленькой домике в горах близ Эфеса, именно он и является самым первым писателем, с уважением описывающим данный дом. Он пишет:"На горе, близкой к Эфесу, есть четыре стены без крыши. Иоан жил во внутренней части этих стен". Как известно, перед смертью, Иисус поручил Иоану Богослову( одному из 12-ти апостолов, и одному из любимейших учеников Христа) заботиться о матери своей- Деве Марии( Евангелие от Иоана 19:25-27, слова, приведенные в самом начале данной темы). В 30-40-х годах первого столетия, начинаются очень сильные гонения на христиан в Израиле и Палестине,был убит апостол Иаков(брат Иоана)и арестован апостол Петр, и конечно же, Иоан не мог оставаться там, он уходит в Малую Азию( Западная часть современной Турции)Поскольку, он уважительно и серьезно относился к последней воле Христа, он не мог бросить Марию в Израиле, и поэтому,берет ее с собой!

4) ну и четвертый,очень интересный момент, который указывает на христианскую значимость данного места: недалеко от Эфеса, в 17 км приблизительно, есть деревушка под названием Шириндже, сейчас это популярное туристическое место как среди гостей Турции, так и среди местного населения. На сегодняшний день, там проживают турки, но до начала 20-го столетия, это было греческое поселение-там жили православные греки( даже есть две,уже не функционирующие церкви) По классическим канонам православной церкви и ее верований, Дева Мария умерла и была похоронена в Иерусалиме( данное заключение было принято в 7-м веке в Константинополе). НО(!) православные(!) жители данной деревни, традиционно верили в то, что был дом на соловьиной горе,около Эфеса,в котором жила и умерла Дева Мария! И каждый год, 15-го августа,в день Успения Богородицы, они совершали паломничество к данному дому, не боясь, что придется взбираться на гору пешком более пяти часов! Это довольно странный факт, что православные христиане веруют в то, что Мария жила и умерла здесь, учитывая,что официальная версия Православной религии-это Иерусалим. Вполне вероятно, что жители Шириндже- это далекие потомки эфесских христиан, которые когда-то,были свидетелями жизни Девы Марии, которые в начале нашей эры, попытались скрыться от преследований в горах, и которые из поколения в поколения , передавали традиции и веру своим потомкам!

 
Форум о Турции - Турция Для Друзей » Все о Турции » Достопримечательности Турции » Домик Девы Марии в Эфесе. Церковники, топографы и Мэл Гибсон
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Последние комментарии
Последние темы форума