• Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: tanyaborhes  
Форум о Турции - Турция Для Друзей » История Турции » Турция - Османская империя » Гарем (Harem-i Hümâyûn)
Гарем
kolbaskinaДата: Воскресенье, 2011-07-24, 1:38 AM | Сообщение # 1
Başına devlet kuşu kondu
Группа: Друзья
Сообщений: 5178
Награды: 527
Репутация: 127
Замечания: 0%
Статус:
Запретная любовь в Сарае


Историям о безумных оргиях в турецком гареме мы обязаны не столько азиатскому распутству, сколько сексуальному голоду европейцев, измученных пуританской моралью.



Дьюла Торнаи (Gyula Tornai, 1861–1928). «В гареме» (1901). «Что такое Дон Жуан и его mille e tre по сравнению с султаном? Второразрядный искатель приключений, обманутый обманщик, чьи скудные желания — капризы нищего — исчерпываются горсткой возлюбленных… Что за жалкая участь — шататься при луне с гитарой за спиной и томиться ожиданием в обществе полусонного Лепорелло! А султан?! Он срывает лишь самые чистые лилии, самые безупречные розы в саду красоты, останавливает взгляд лишь на совершеннейших формах, не запятнанных взглядом ни единого смертного…». Теофиль Готье (Pierre Jules Thеophile Gautier, 1811–1872), «Путешествие на Восток».

В 1218 году орды Чингисхана (Chinggis Khaan, ок. 1162–1227) обрушились на Среднюю Азию. Спасая свою жизнь от монгольской сабли, побросав весь скарб, все, кто жил на территории государства Кара-Киданей, устремились на юго-запад. Среди них было и небольшое тюркское племя кайы. Спустя год оно вышло к границе Конийского султаната, занимавшего к тому времени центр и восток Малой Азии. Сельджуки, населявшие эти земли, как и кайы, были тюрками и верили в Аллаха, поэтому их султан счел разумным выделить беженцам небольшой пограничный удел-бейлик в районе города Бурса, в 25 км от побережья Мраморного моря. Никто тогда и представить себе не мог, что этот крошечный участок земли окажется плацдармом, с которого будут завоеваны земли от Польши до Туниса. Да, речь идет об Оттоманской (Турецкой) империи и турках-османах, как принято называть потомков кайы. И чем дальше распространялась власть турецких султанов в последующие 400 лет, тем роскошнее становился их двор, куда стекалось золото и серебро со всего Средиземноморья. Воистину, они были законодателями мод и образцом для подражания в глазах правителей всего исламского мира. И, конечно, притчей во языцех был султанский гарем. В это легко поверить, достаточно один раз побывать на женской половине султанского дворца Топкапы в Стамбуле: это даже не город, это — целое царство.

О чем мечтать в гареме

Вообще, слово «гарем» (haram) — не турецкое, а арабское. И обозначает оно всё, что запретно, тайно или недоступно, в частности часть дома, где жили жены и наложницы хозяина. По-турецки гарем назывался «сараем» (saray), то есть большим домом или дворцом. Отсюда и французское «сераль», как любили называть покои султана в Европе в XVIII–XIX веках, рисуя в своем воображении сладострастный образ огромного публичного дома. Однако это были всего лишь праздные домыслы, хотя число султанских рабынь действительно не может не впечатлить. Так, при Мехмеде III (Üçüncü Mehmet, 1568–1603) их было около пяти сотен. Пополнялся сераль пленницами, захваченными в военных походах, купленными на невольничьих рынках или подаренными султану его приближенными. Обычно брали черкешенок, которыми тогда называли всех жительниц Северного Кавказа. В особой цене были славянки. Но в принципе в гареме мог оказаться кто угодно. Например, там провела большую часть своей жизни француженка Эме де Ривери (Aimée du Buc de Rivéry, 1763-?), кузина Жозефины Богарне (Joséphine de Beauharnais, 1763–1814), будущей жены Наполеона (Napoléon Bonaparte, 1769–1821). В 1784 году по пути из Франции на Мартинику она была захвачена в плен алжирскими пиратами и продана на невольничьем рынке. Судьба была к ней благосклонна — позже она стала матерью султана Махмуда II (Ikinci Mahmut, 1785–1839).
Обычно возраст молодых рабынь составлял 12–14 лет. Их отбирали не только по красоте и здоровью, но и по уму: «дурочек» не брали, ведь султану был нужна не просто женщина, но и собеседница. Поступившие в гарем проходили двухгодичное обучение под руководством кальф (от турецкого kalfa — «начальник») — старых опытных рабынь, помнящих ещё дедов царствующих султанов. Девушкам преподавали Коран (все попавшие в гарем принимали ислам), танцы, игру на музыкальных инструментах, изящную словесность (многие одалиски писали хорошие стихи), каллиграфию, искусство беседы и рукоделие. Особо стоит сказать о придворном этикете: каждая рабыня должна была знать, как наливать своему господину розовую воду, как подносить ему туфли, подавать кофе или сладости, набивать трубку или надевать халат.



Жан Огюст Доминик Энгр (Jean Auguste Dominique Ingres, 1780–1867). «Большая одалиска» (1814). Одалисками (от турецкого odaliq — «служанка») в XVIII–XIX веках на Западе называли всех наложниц гарема, без различия их статуса.

Через два года девушку ждал экзамен, который принимала сама валиде-султан — мать царствующего султана, первый человек в гареме. Не сдавшие отправлялись на кухню и в дворницкие, сдавшие — становились джарийе, потенциальными наложницами султана. Мы говорим потенциальными, потому что далеко не каждой выпадало счастье разделить с султаном ложе. Многим суждено было прожить свой век в тоске и ревности. Правда, если одалиска в течение девяти лет так и не познала султана, её старались при первой возможности выдать замуж за какого-нибудь чиновника, обеспечив хорошим приданым и вернув свободу. Вообще, к гаремным рабыням отношение было вполне заботливым и внимательным. Даже самой последней джарийе из султанской казны всегда выдавалось денежное содержание на косметику, наряды и сладости, а на праздники делались дорогие подарки.
Те, кто не впал в депрессию, тоскуя о родном доме, мечтали стать гёзде (gözde — любимая, пользующаяся благосклонностью), то есть теми, с кем султан провел хотя бы несколько ночей. Но даже если это была всего одна ночь, статус одалиски резко повышался, ей полагалось повышенное содержание, более комфортабельные покои и несколько черных рабынь. Численность гёзде обычно не превышала сотни. Такое счастье могло выпасть одалиске в любой момент: султан мог положить на нее глаз в самом начале, когда ему представляли сдавших экзамен джарийе, или во время прогулки, или на торжестве, где прислуживала будущая счастливица. Тогда султан посылал своей избраннице подарок и букет цветов — это означало, что он ожидает её сегодня ночью. Понравившись султану, гёзде получала шанс стать икбал (ikbal — счастливая), то есть фавориткой. Их было относительно немного: у Махмуда I (Birinci Mahmut, 1696–1754) их было пятнадцать, а Селима II (İkinci Selim, 1524–1574) — девять. Можно представить, насколько отличался уровень жизни фавориток-икбал от других рабынь. Если же гёзде или икбал беременели и приносили султану сына или дочь, они становились кадинами (kadin — женщина, мать), небожительницами гарема, ну, а самым счастливым выпадала честь стать султанскими женами — кадин-эфенди.
Жен у султана было четыре, больше не позволяли законы шариата (количество рабынь не ограничивалось). Но с точки зрения мусульманского права, статус кадин-эфенди отличался от статуса замужних женщин, обладавших личной свободой.
Замужняя женщина в Турецкой империи, — писал Жерар де Нерваль, путешествовавший по Востоку в 1840-е годы, — имеет те же права, что и у нас и даже может запретить своему мужу завести себе вторую жену, сделав это непременным условием брачного контракта […] Даже и не думайте, что эти красавицы готовы петь и плясать, дабы развлечь своего господина — честной женщине, по их мнению, не пристало обладать подобными талантами.
Турчанка вполне могла сама инициировать развод, для чего ей было достаточно лишь представить в суд свидетельства плохого с ней обращения.



Леконт дю Нуи (Jean-Jules-Antoine Lecomte du Nouy, 1842–1923). «Счастливая» («Белая рабыня», 1888). Вино одалискам было строго запрещено, в отличие от гашиша.

Первые султаны ещё брали в жены принцесс из соседних государств, но вскоре эта практика прекратилась: агрессивная политика Турции не предполагала никаких долговременных союзов, основанных на брачных связях. С кадин-эфенди все было гораздо проще: никаких контрактов и обязательств. Именно отсутствие контракта позволяло султану отправлять рассердившую его жену в Старый дворец, а на её место брать новую. Но такое бывало крайне редко и вовсе не означает, как полагали европейцы, что со своими женщинами султаны обращались исключительно как с неодушевленными предметами. Конечно, султаны зачастую были деспотичны, но их сердцам были ведомы и нежность, и привязанность, и страсть. А уж как представляли себе гаремный секс! Ведьмы на шабаше, наверное, застеснялись, если бы им рассказали о нем. Чего стоит один де Сад (Donatien Alphonse François de Sade, 1740–1814). Все дело в том, что европейские путешественники и дипломаты так и не смогли разобраться в исламской сексуальной культуре, произвольно истолковав её принципы.

Секс во имя Аллаха

В сравнении с Европой, отношение к сексу в исламской цивилизации было принципиально иным. В христианском мире физическое удовольствие от любви даже с законной супругой всегда воспринималось как некое маргинальное состояние, которое незаметно заводит в трясину смертных грехов. Ведь в Эдеме секса не было. Он появился после грехопадения и то лишь с одной определенной задачей — воспроизводством рода. В исламе же секс представлялся естественным продолжением любви духовной: «Если ты не любил и не знал страсти, то ты — один из камней пустыни» (аль-Ансари, XI век). С аль-Ансари был согласен и аль-Газали (Abū Ḥāmid Muḥammad ibn Muḥammad al-Ghazālī, 1058–1111), известный толкователь священных текстов из Хорасана. В своем труде «Счастливый мусульманский брак» он писал, что без соития любовь ущербна. Отказываясь от нее, мусульманин отказывается от дара, ниспосланного ему Всевышним, что означает его оскорбление. Именно поэтому в исламской культуре, в отличие от европейской, не было культа платонической любви, равно как и узаконенной практики монашеского аскетизма — ведь сам Мухаммед (Muhammad ibn ‘Abdullāh, 571–632) запретил своему сподвижнику Усману ибн Мазуну идти по пути полового воздержания с целью полностью посвятить себя служению Аллаху.
И если по европейским средневековым представлениям при соитии рядом с любовным ложем всегда должны были крутиться бесы, дабы распалить воображение партнеров и тем самым ввести их в грех мысленного блуда, то в исламе любящие находились под благословением Всевышнего. Если на Руси перед тем, как познать женщину, снимали нательный крест, то на Востоке произносили басмалу: «Бисмиллахир-рахманир-рахим» («Во имя Аллаха Милостивого ко всем на этом свете и лишь для верующих в День Суда»). Тем, кто придерживался этого обычая, Мухаммед обещал, что
ангелы, записывающие наши деяния, беспрерывно будут записывать им благие деяния до тех пор, пока они не совершат обязательное купание (посткоитальное омовение). И если вследствие этого сближения произойдет зачатие и родится ребенок, то им запишется столько же добрых дел, сколько раз будет дышать этот ребенок и последний из числа его потомков.
Именно это полноправие секса европейцы интерпретировали как разрешение интимной распущенности. На самом деле это было не так. Напротив, в гаремах никогда не было и не могло быть тех оргий, в которые погрузилась европейская аристократическая богема в XVIII веке, уверенная, что в этом она подражает султанам Турции. Последние же никогда не сомневались в том, что хуже, чем отказаться от дара Аллаха, может быть только одно — осквернить этот дар. Поэтому в стамбульском гареме соблюдались все ограничения, налагаемые Кораном на сексуальную сферу. Это касалось анальной, групповой или однополой любви вместе с остальными формами сексуальных извращений. Не разрешалось даже смотреть на половые органы партнера во время соития (в остальное время это было можно), и султаны аккуратно укрывали свое достоинство парчовым покрывалом (иначе, по поверию, зачатый ребенок мог родиться слепым). Именно из-за запрета на разглядывание гениталий в гаремах не изучалась Камасутра, вернее тот её раздел, который посвящен сексуальным позам (техническими приемами любви одалиски владели в совершенстве).
Была и другая причина: турки считали, что ребенок, зачатый в неестественной позе, родится косым или горбатым. Но надо сказать, что султаны не страдали сексуальным пресыщением — их вполне устраивали две-три традиционные позиции. Некоторые даже отказывались от позы, когда мужчина находится сзади: их смущало все, что могло ассоциироваться с анальным сексом. Правда, существует теория, что в гаремах процветала гомосексуальная педофилия. Но это отдельный вопрос (отсылаем читателя к статье Акмаля Саидова «Гарем: При свете голубой Луны» в «Историческом журнале», 2005, №12).
Сложнее обстояло дело с оральным сексом. Среди придворных философов и теологов в разные времена не было единства — считать ли мужскую жидкость грязной, как кровь и моча, или чистой, как слюна или молоко матери. Те султаны, которые придерживались первой точки зрения, были вынуждены не доводить оральные ласки до семяизвержения. Некоторые даже боялись смотреть на свое семя, полагая, что от этого может помутиться рассудок.
Помимо уже упомянутых запретов, в османском гареме было запрещено подходить к женщине в период месячных, во время хаджа и в светлое время месяца Рамадан. Нежелательным считалось и сближение в три ночи месяца по лунному календарю: первую, пятнадцатую и последнюю, иначе ребенок мог родиться слабоумным. Это же могло произойти в случае, если после «первого акта соития не совершить омовения и не испустить мочу» (аль-Газали).



Жан-Леон Жером (Jean-Léon Gérôme, 1824–1904). «Бассейн в гареме» (1876). Лесбийская любовь в гареме была довольно обычным делом, хотя, случалось, за нее и казнили.

Наконец, нельзя не сказать и о галантности гаремного секса. Считалось недостойным султана оставить женщину неудовлетворенной или начать соитие без ласк. В течение всего процесса женщина должна была чувствовать, что она любима и защищена. Не даром исламские философы говорили, что «секс — это милосердие». Большую часть ночей султан должен был проводить со своими женами, а не с икбал, причем каждой из кадин-эфенди он должен был оказать одинаковую долю внимания, никого не обижая. А если у властителя половины мира в силу возраста или плохого самочувствия не было сил на любовные утехи, он должен был воспользоваться имитатором своего мужского достоинства.

Интимный механизм политики

Одалисок обычно заставляли предохраняться от беременности, используя гомеопатические мази и отвары. Но, конечно, такая защита была недостаточно эффективной. Поэтому в задней половине дворца Топкапы всегда раздавался щебет детских голосов. С дочками было все просто. Они получали хорошее образование и выдавались замуж за высших чиновников. А вот мальчики — шах-заде — были не только источником материнской радости. Дело в том, что каждому шах-заде, не важно, был ли он рожден от жены или наложницы, принадлежало право претендовать на престол. Формально царствующему султану наследовал старший мужчина в семье. Но на деле были возможны разные варианты. Поэтому в гареме всегда шла скрытая, но беспощадная борьба между матерями (и их союзницами), грезящими, что они когда-нибудь смогут получить титул валиде-султан.
Вообще, участь шах-заде была незавидна. С восьми лет каждого из них помещали в отдельную комнату, называемую кафес — «клеткой». С этого момента они могли общаться только со слугами и учителями. Родителей им доводилось видеть лишь в самых исключительных случаях — на больших торжествах. Они получали хорошее образование в так называемой «Школе принцев», где их учили письму, чтению и толкованию Корана, математике, истории, географии, а в XIX веке ещё французскому языку, танцам и музыке. После завершения курса наук и наступления совершеннолетия шах-заде меняли прислугу: теперь рабы, обслуживающие и охраняющие их, заменялись на глухонемых. Такими же были и одалиски, скрашивающие их ночи. Но они не только не могли слышать и говорить, у них были удалены яичники и матка, дабы не допускать появления в гареме незаконнорожденных детей.
Таким образом, шах-заде были звеном, соединявшим гаремную жизнь со сферой большой политики, превращая мать, жен и наложниц султана в самостоятельную силу, оказывающую прямое влияние на государственные дела. Борьба партий временами приобретала исключительный по своей отчаянности характер. Дело в том, что, по распоряжению Мехмеда II (İkinci Mehmet, 1432–1481), новый султан должен был убить всех своих братьев. Так предполагалось избежать закулисной политической борьбы. Но на деле эта мера привела к обратному: обреченность шах-заде заставляла их ещё активнее бороться за власть — ведь, кроме своей головы, терять им было уже нечего. Клетка и глухонемая стража здесь не помогала, гарем был наполнен тайными связными и информаторами. Указ Мехмеда II был отменен только в 1666 году. Однако к этому времени гарем стал уже неотъемлемой частью внутриполитической жизни Оттоманской империи.
Но в серале имелась и третья сила, принимавшая самое непосредственное участие в государственных делах, — евнухи, гарем-агалары. В их задачу входила охрана гарема и руководство внутренними службами. Старший евнух — кызлар-ага — по государственной значимости стоял вровень, а зачастую и выше великого визиря. Он был единственным, кто мог обращаться к султану в любое время дня и ночи. Также он был начальником корпуса алебардщиков. И это понятно: раб, привезенный мальчиком из далекой Африки, своим положением обязанный только султану, не имеющий родственников вне гарема и лишенный возможности продолжить свой род, разве это не лучшая кандидатура на роль доверенного лица султана? В стамбульском гареме служили в основном гарем-агалары из Абиссинии (Эфиопии) и Судана. Дело в том, что они лучше переносили процедуру кастрации: белые мальчики часто умирали после нее. Евнухи делились на три категории. Сандалы, у которых было отрезано все — и пенис, и яички. Спадоны, у которых были удалены только яички методом выдергивания. И тлибии, у которых яички были отбиты. Спадоны и тлибии ещё долгое время после операции сохраняли способность получать сексуальное удовольствие. Более того, из рассказов рабынь, покинувших сераль, известно, что некоторые гаремные красавицы только им ведомыми способами могли удовлетворить даже сандала. Однако если подобная связь раскрывалась, и евнуха, и одалиску ждало серьезное наказание: гарем-агалару — палки и изгнание, одалиске — мешок с ядром и дно Босфора.



Антон Хикель (Anton Hickel, 1745–1798). «Роксолана и султан» (1780). Музицирование и танцы были главными развлечениями обитательниц гарема.

Особую политическую значимость гарем получил во второй половине XVI — середине XVII веков — эпоху, названную «женским султанатом». Её начало связывают с личностью Роксоланы (Анастасии Лисовской, ок. 1506–1558), или Хуррем-султан. Украинка по происхождению, она была любимой женой султана Сулеймана Великолепного (Kanuni Sultan Süleyman, 1494–1566 ). Стараясь обеспечить своему старшему сыну Баязиду трон, Роксолана не только извела свою соперницу черкешенку Гюльбахар и её сына Мустафу, но и не остановилась перед убийством собственного ребенка: её младший сын Джихангир тоже был казнен по обвинению в измене. На совести Роксоланы была и смерть великого визиря Ибрагим-паши (1536). По мнению некоторых историков, если бы Ибрагим-паша остался у власти, Турция, вероятно, изменила бы приоритеты своей внешней политики. Паша был убежден, что для империи пришло время повернуться лицом к Востоку и направить свою экспансию в сторону Кавказа и Ирана, поскольку граница турецких владений в Европе ушла настолько далеко на запад, что это грозило сбоями в работе систем армейского обеспечения. Но судьба рассудила иначе, и все осталось по-прежнему, что было значительным стратегическим просчетом.
Однако в большинстве случаев первую роль в гаремных интригах играли не жены, а матери султанов. Как, например, гречанка Кёсем-султан, мать Мурада IV (Dördüncü Murat, 1612–1640) и Ибрагима I (Birinci İbrahim, 1615–1648), или привезенная из России Турхан-султан, мать Мехмеда IV (Dördüncü Mehmet, 1642–1693). В малолетство последнего между Кёсем-султан и Турхан-султан разыгралась нешуточная борьба за власть в гареме, из которой русская вышла победительницей. В последствии она отменила указ Мехмеда II о необходимости убийства султанских братьев. Но, в целом, женское правление сказалось на Турции не лучшим образом. Интриги, подкупы и тайные убийства заметно ослабили османскую государственную систему: с 1579 по 1656 годы в Османской империи сменилось 66 визирей. И только после того, как пост великого визиря перешел в руки рода Кёпрюлю (Köprülü, середина XVII века), в Блистательной Порте установился порядок.
После этого Турецкая империя просуществовала ещё 252 года. Будут сменяться султаны и визири, валиде-султанши и кадин-эфенди, но строй гаремной жизни почти не изменится. В 1918 году в стране началась революция, была провозглашена республика, а многоженство запрещено. Последний султан Мехмед VI (Altıncı Mehmet, 1861–1926) в 1922 году, бросив гарем, покинул страну на английском корабле. Судьба большинства последних обитателей сераля сложилась драматично: не приспособленные к жизни во внешнем мире, они окончили свои годы в бедности и печали.

Павел Котов, 11.08.2009
Прикрепления: 4866458.jpg(141.2 Kb) · 2334746.jpg(234.9 Kb) · 6798297.jpg(51.4 Kb) · 2294068.jpg(65.7 Kb) · 8413413.jpg(41.5 Kb)


 
Yasemin_SultanДата: Понедельник, 2011-07-25, 1:33 PM | Сообщение # 2
Продвинутый
Группа: Друзья
Сообщений: 1173
Награды: 20
Репутация: 8
Замечания: 0%
Статус:
очень интересно! Спасибо! Может у вас еще что-то есть?

Я не стерва, просто у меня такой характер!
 
kolbaskinaДата: Понедельник, 2011-07-25, 8:06 PM | Сообщение # 3
Başına devlet kuşu kondu
Группа: Друзья
Сообщений: 5178
Награды: 527
Репутация: 127
Замечания: 0%
Статус:
Yasemin_Sultan, есть. Просто нет времени перевести. Когда переведу, добавлю.

 
Myr4akДата: Вторник, 2011-07-26, 8:34 AM | Сообщение # 4
Рад общению
Группа: Друзья
Сообщений: 240
Награды: 9
Репутация: 2
Замечания: 0%
Статус:
kolbaskina как я Вы умница! Спасибо!
 
irascorpДата: Вторник, 2011-07-26, 10:14 AM | Сообщение # 5
Рад общению
Группа: Друзья
Сообщений: 244
Награды: 3
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус:
да, это оччень интересная инфо. и многое становится понятнее в поведении современных турков. спасибо!

все просто...
 
kolbaskinaДата: Суббота, 2011-07-30, 0:50 AM | Сообщение # 6
Başına devlet kuşu kondu
Группа: Друзья
Сообщений: 5178
Награды: 527
Репутация: 127
Замечания: 0%
Статус:
Опять статья уже известного нам из "Женского Султаната" Эрхана Афйонджу.

Гарем. Завеса тайны


Harem-i Hümâyûn (Харем-и Хумаюн, Султанский Гарем) – «Золотая клетка», ограждённая стенами, в которой самые прекрасные девушки мира сражались между собой, дабы завоевать сердце Султана, где проворачивались самые опасные интриги и постоянно ходили сплетни, в которой творились самые безжалостные преступления.


Это и подобные определения принадлежат перу европейцев, которые не видели Гарем даже одним глазком. Для европейцев гарем всегда был местом, покрытым завесой тайны, будоражащим сознание и пробуждающим мечты. Сложно себе даже помыслить, чтобы европейцы могли видеть гарем, в который не могли заходить даже высшие чиновники Османской Империи. И тем не менее, европейцами, которых так интересовало устройство гарема, было записано очень много информации, в том числе и о гареме – но ошибочной! Например, в период правления Мурада IV (1648-1687) секретарь английского посольства Райкот написал, что для того, чтобы выбрать себе девушку на ночь, Султан выстраивает наложниц в два ряда и бросает платок той, которая ему приглянётся, однако это не что иное, как фантазии. Жена английского посла времём Султана Ахмеда III (1703-1730) Вортлея Монтегю, леди Монтегю, была одной из немногих европейцев, которые могбли бы получить скудные сведение о гареме благодаря своему знакомству с высшими чиновниками Империи. Леди Монтегю в своём письме от 10 марта 1718 года так описывает правду об истории с платком, которую ей рассказала одна из жён Султана Мустафы II (1659-1703), Хафса Султан:
«Она рассказала, что давняя история о том, что Падишах бросает платок девушке, которая ему понравилась, - это неправда. Девушку, которая ему понравилась, Падишах звал через гаремного агу. Служащие гарема отводили девушку, которую вызвал к себе Султан, в хамам, наносили ей на тело пахучие смеси и одевали в прекрасные одежды. Перед собой Падишах отправлял девушке подарок, а потом уже входил в покои, в которых она обитала. Так же неправда, что девушка шла до кровати на коленях…»
Слово «гарем», пришедшее в арабский язык из аккадского, означает «охраняемое, священное место, вещь». Место в домах, где женщины ведут свою повседневную жизнь, не пересекаясь с мужчинами, называют «гарем».
Информация о порядках первого Османского гарема до наших дней почти не дошла. Во времена второго правителя Османского Государства Османа Гази (1326-1362) параллельно с организацией государственного управления были заложены основы и организации гарема. Орхан Гази был женат на двух византийских принцессах. Во времена Султана Фатиха Мехмеда (1451-1481) параллельно с развитием системы государственного управления, Харем-и Хумаюн наконец обрёл свою организационную структуру. Во времена Мурада III (1574-1595) население гарема выросло, и Султанский гарем разросся. Хотя первое, что приходит на ум при слове «гарем», это сексуальная жизнь, Харем-и Хумаюн – это дом Падишаха и образовательный центр.



Османский дворец состоял из трёх частей: Бирун, Эндерун и Гарем. И Харем-и Хумаюн включал в себя как Гарем, так и Эндерун. По словам историка Османского периода Халиля Иналджика, в то время, как Энерун являлся школой, в которой растили мужчин-управленцев, Гарем был школой, в которой обучали женщин-управленцев.
В гареме проживал Падишах со своей семьёй, прислуживающие им рабыни, то есть наложницы, и гаремные аги. До времён Баезида II (1481-1512) Османские Падишахи женились на византийских и балканских принцессах, или же на княжных из анатолийских княжеств. После Баезида II княжества в Анатолии были упразднены и стало традицией выбирать жён Султанам и Наследникам из наложниц. Исключением были только Осман II (1618-1622) и Абдульмеджид (1839-1861).
Дворцовая потребность в наложницах удовлетворялась за счёт пленных, захваченных во время походов или же благодаря рабыням, купленным на невольничьих рынках. Писательница Лейла Саз, которая в конце 19-начале 20 века была в близких отношениях с правящей династией, так пишет в своих воспоминаниях: «Некоторые черкешенки растили своих дочерей под колыбельные, в которых описывается гаремная жизнь как жизнь в роскоши и достатке среди алмазов».
Девушек, которым выпал шанс попасть в гарем, прежде всего осматривала повитуха и доктор. Более того, служители гарема в первую ночь внимательно наблюдали за девушками-кандидатами в наложницы: храпит она или нет и насколько глубокий у неё сон. (Историк Чатай Улучай утверждает, что некоторые Падишахи для того, чтобы заполучить к себе в гарем девушку, которая им приглянулась, выходили за рамки закона). В гареме находились не только красавицы. Так же там были карлики, немые и шуты, которые прислуживали Падишаху и его семейству.
После попадания в гарем возвыситься можно было до Валиде Султан, Ханым Султан или же жены визиря. Девушкам, которые попадали в гарем, прежде всего меняли имена. Зачастую это были имена из фарси по типу Дюрришевар, Рухшах или Хошнева. Потом девушек расселяли по многочисленным комнатам гарема комнатам согласно их возрасту. Присматривали за наложницами калфы и уста, под их надзором девушек обучали исламу, турецкой культуре, правилам хорошего тона, красноречию и умению поддержать беседу, рукоделию, грамоте, танцам, игре на музыкальных инструментах и особенному «дворцовому» турецкому, который звучал как «geloorum, gidoorum». Девушка, получив хорошее образование, получала статус наложницы. Наложницы, получив необходимое дополнительное образование, могли стать калфой а потом устой.



Уклад жизни наложницы целиком и полностью зависел от благосклонности Падишаха. Наложницы получали образование в Старом Дворце, который находился на месте современного Стамбульского Университета. Потом их отводили к Султану на смотрины. Если Падишаху нравилась предоставленная ему наложница и он пускал её в свою постель, наложница переезжала на новое место жительства – во дворец Топкапы. Наложница теперь становилась одной из «любимиц» и с нетерпение ожидала в Харем-и Хумаюн дней, которые она проведёт с Правителем. Наложница, которая во время проживания в Топкапы забеременеет от Султана, начинает возвышаться по карьерной лестнице.
Те их наложниц в Топкапы, которые выделялись своей красотой и смекалкой, после рождения сына могли возвыситься до Валиде Султан. Валиде Султан, то есть мать Падишаха, - руководительница гарема. Тех же, кто проводил ночи с Падишахом, но никак не мог забеременеть, выдавали замуж за одного из подчинённых Султана и высылали из дворца.
Чтобы убить время, наложницы играли друг с другом в разнообразные игры. В 19 веке под влиянием Запада одной из популярных игр была игра «Поп сбежал» (карточная игра, по-английски называется old maid). Самой интересной из всех игр для наложниц были танцы под аккомпанемент саза. Под надзором главного, девушки, окончившие танцевальные курсы, имели возможность продемонстрировать свои таланты.
Так же во время таких развлекательных мероприятий помимо танцовщиц девушки играли в игру кёчек (köçek oyunu), переодеваясь в мужчин, или же играли в активную «заячью игру». В 19 веке влияние Запада отразилось даже на гаремных играх. Самой большой популярностью в то время пользовался театр.
Ежедневные занятия и развлечения не ограничивались рамками гарема. Мероприятие, которое называется «хальвет», имело для народа во дворце особое значение. «Хальветом» называли развлечение жителей дворца в саду и на прогулочных тропинках. Хальвет, проводимый в главном дворцовом саду заблаговременно оглашался письменным приказом Падишаха. Главный Сад превращался в место развлечений. Гаремный ага кричал «Хальвет» и все бежали в сад, где всё уже было заранее приготовлено. Там они целый день веселились от души. Вечером гаремный ага опять кричал «Хальвет» и все возвращались в гарем.
Так же одно из мероприятий, которое позволяло населению гарема выходить за его пределы, - это прогулки по окрестностям. Для подобных прогулок в Стамбуле больше всего предпочитали Садабад. К таким прогулкам начинали готовиться за много недель вперёд и на месте гуляний заблаговременно устанавливали шатры. Колонна карет во главе с Валиде Султан выезжала в путь. Когда она достигала шатров, начиналось небывалое веселье.



Одним из событий, которые рассеивали унылое дворцовое настроение, было обручение или свадьба дочери или же племянницы Султана. Наложницы веселились от души до поздней ночи. А с первыми лучами солнца дворцовая суета возобновлялась с того же места, где была покинута вчера, и гости готовились к приёму у невесты.
Гарем видел множество Валиде Султан, множество влиятельных дам. У некоторых мужья или сыновья умерли, у некоторых – свергнуты с престола. После этого они были обязаны вернуться в Старый Дворец. В разрез общепринятому мнению, гарем не был место без горя и несчастья. Здесь плели интриги, более того – иногда невестки и свекрови организовывали заговоры, чтобы поубивать друг друга.
Но это не была исключительно женская борьба, это была борьба за то, кто следующим сядет на трон Империи. Проиграть – это вернуться в Старый Дворец, и, и того хуже, увидеть смерть собственных сыновей. Но Валиде Султан, которой таки удалось посадить на престол своего сына, в первую очередь должна была позаботиться о наследнике. Случалось такое, что Шехзаде, всю жизнь прожившие в страхе за собственную жизнь, напрочь теряли интерес к противоположному полу. Стоит отметить Кёсем Султан. После того, как её сын Ибрагим стал Падишахом в 1640 году, она сделала всё возможное, дабы возбудить в нём интерес к женщинам. В итоге добилась желаемого. Только лишь Ибрагим стал слишком падок на женщин, стал игнорировать мать и отбросил её на второй план. Потом ему это аукнулось неприятностями в гареме.



Дворцовые дамы до 16-го века особо не выходили на первый план. Первыми гаремными женщинами, которые показали себя, были жена Султана Сулеймана Хюррем и её дочь – Михримах. После Кануни во времена Селима II (1566-1574) его жена Нурбану Султан, во времена Мурада III (1574-1595) его жена Сафие Султан играли активную роль в управлении государством.
В 17 веке Падишахи стали приходить к власти детьми и в государственном управлении образовался пробел. В это время государственное управление в свои руки взяли Валиде Султан и гарем. Поскольку на тот момент в государстве не было традиции перехода власти в Королеве, на подобии европейской, это поставило Османскую Империю в трудное положение. Историкам того периода кажется странным, что женщины могут взять на себя управление государством, поэтому участие Валиде Султан в государственных делах критиковали. Среди причин упадка Османской Империи в 17 веке историки называют «Женский Султанат». Если взять во внимание всю информацию Османской истории, не поддав её никакой критической оценке, то перед нами вырисовываются крайне негативные портреты Валиде Султан того времени, которые только и делали, что плели интриги.
Однако представляя себе эти негативнее образы, все забывают, что в период, когда у правящей династии не было совершенно никакого авторитета, Кёсем Султан и Турхан Султан взяли управление государством в свои руки и хоть каким-то образом спасли авторитет Османской Империи. Эти Валиде Султан ставили превыше всего продолжение правления династии и именно благодаря им государство продолжило своё существование.
Чтобы пресечь все ссоры и недопонимания среди девушек, Падишахи каждой из девушек, с которой они будут вместе, назначали свой день. Кануни Султан Сулейман ещё до смерти Хюррем Султан сблизился с девушкой по имени Гюльфем. Эта любимица Кануни строила мечеть в Стамбуле, в Ускюдаре. Но никак не могла её закончить из-за нехватки средств. Хасеки, которая совершенно не могла выносить Гюльфем, предложила ей помощь – купить ночь, которая назначена ей для близости с Падишахом. Провести с Султаном ночь – это было отличной возможностью рассчитывать на его благосклонность. Однако Гюльфем хотела закончить мечеть как можно скорее и согласилась на предложение Хюррем. Когда настала ночь, Кануни ожидал Гюльфем в своих покоях, мечтая именно о ней, и удивился, когда увидел перед собой свою Хасеки. Кануни послушав наговоры на Гюльфем от Хюррем, которая страшно ревновала, позвал гаремного агу и приказал: «От той, которая готова продать другой ночь со мной, ничего хорошо не жди. Голову с плеч!». Прошло немного времени, Кануни узнал правду. Хоть он очень огорчился, времени назад не вернёшь. И он позвал архитектора Синана, чтобы тот закончил начатую Гюльфем мечеть в Ускюдаре.
Ревность наложниц друг к другу могла заканчиваться и собственноручным убийством. Гюльнуш Султан – главная жена Мехмеда IV (1648-1687) – очень сильно ревновала мужа к наложнице по имени Гюльбеяз. Гюльнуш Султан составила план и отвезла Гюльбеяз во дворец Кандилли. И убила там Гюльбеяз, столкнув её в море со скалы, когда та наблюдала за пейзажем.
Дворцовую атмосферу, полную секретов, создавали так же и гаремные аги. Назывались они евнухами. Когда в Османский дворец принимали евнуха, он должен был быть полностью кастрированным и уродливым, чтобы наложницы не проявляли к нему интерес. (Служители гарема, несмотря на то, что бы кастрированы, полностью своего мужеского чувства не теряли. Поэтому жена Халифа Муавие повелела принимать на службу только пожилых евнухов.)
Евнухи в душе оставались детьми, поэтому много времени тратили на игры с животными, еду и сплетни.
Иногда историки называют евнухов «арабами с кровавыми руками», поскольку они играли значительную роль в государственных делах. Евнухи существовали так же и в других тюркских исламских государствах, Китае, Месопотамии, Риме и Византии. Во времена Мурада III гарем значительно вырос, соответственно выросло и количество евнухов, а так же их прибыли.
Евнухи управляли гаремом, в котором было более 250-ти комнат, десятки хамамов и дворов. Гаремные аги стали особенно влиятельными в 17 веке, когда авторитет государства значительно упал. Тогда они могли ставить угодных себе людей на любые высшие посты государства, включая пост главного визиря.
До сегодняшнего дня вместо того, чтобы проявить уважение к личной жизни Падишаха, Османский гарем в основном являлся средством для воплощения личных эротических фантазий. Однако на самом деле он был не только жилищем Султана, но и важным государственным органом.

© перевела я
Прикрепления: 4977814.jpg(81.6 Kb) · 1020057.jpg(78.3 Kb) · 3544081.jpg(51.5 Kb) · 8378178.jpg(33.5 Kb) · 8475598.jpg(80.2 Kb)


 
YanakinДата: Среда, 2011-09-28, 11:49 AM | Сообщение # 7
Всем привет
Группа: Пользователи
Сообщений: 45
Награды: 3
Репутация: 1
Замечания: 0%
Статус:
очень интересно, спасибо! молодчинка =)

May the Force Be With You....
 
OooNadyaДата: Среда, 2011-09-28, 1:20 PM | Сообщение # 8
Продвинутый
Группа: Друзья
Сообщений: 1555
Награды: 48
Репутация: 20
Замечания: 0%
Статус:
Прочитала не отрываясь,интересно очень!!Спасибо за информацию и перевод!!да еще и с иллюстрациями!!!!!

Весна!Я Счастлива!!!
 
kolbaskinaДата: Четверг, 2011-12-01, 4:14 PM | Сообщение # 9
Başına devlet kuşu kondu
Группа: Друзья
Сообщений: 5178
Награды: 527
Репутация: 127
Замечания: 0%
Статус:
Жители гарема:
Dr. Ercan Afyoncu

Валиде Султан

Матери Падишаха, то есть Валиде Султан, управляли гаремом. По сказаниям, термин «Валиде Султан» начал использоваться с периода правления Мурата III (1574-1595).
Валиде Султан была тенью Падишаха в гареме. Остальные жители гарема подчинялись приказам Валиде и находились под её контролем. Судьба матерей Шехзаде (наследников) зависела от того, станут ли их сыновья Падишахами.
После смерти Падишаха, мать мёртвого Правителя переезжала в Старый Дворец, а мать нового падишаха переезжала из Старого Дворца в Новый, то есть, в Топкапы. Её переезд сопровождался торжественной процессией и назывался «Шествие Валиде».
Валиде, прибывшая в Топкапы, становилась правительницей гарема, пока её сын не умрёт либо его не свергнут с престола. Ежедневная прибыть Валиде была в три раза больше прибыли Великого Визиря. Звезда Валиде, чей сын умер либо был свергнут с престола, угасала.
Когда на престол восходил новый Падишах, Валиде Султан отправляли в Старый Дворец. Если у неё не было сына, который сможет стать Падишахом, она вынуждена была жить там до самой смерти.

Дочери Падишаха

Сначала дочерей Падишаха называли «хатун», но в период правления Султана Фатиха Мехмеда их стали именовать «Султан». Титул «Султан» у Шехзаде шёл перед их именем, у дочерей Падишаха – после.
Для того, чтобы сообщить населению о рождении Султан, то есть дочери Падишаха, производили пушечные залпы и устраивали народные гуляния. Новорождённой дочери Падишаха и её матери сразу же жаловали отдельные покои, а для присмотра за ребёнком посылали няньку, кормилицу, калфу и рабынь.
Начальное образование Султанше давала мать, а когда девочка выходила погулять, с ней всегда находилась нянька. Когда Султанша достигала «школьного» возраста, по приказу Падишаха начиналось её обучение.
Если кандидат на руку дочери Падишаха был женат, он был вынужден для начала развестись с прежней женой. Женатые на дочери падишаха получали титул «damad-ı şehriyarı», то есть, зять Падишаха. Зять Падишаха развестись по собственному желанию не мог.
Развестись можно было только тогда, когда этого пожелает сама дочь Падишаха. Начиная с периода правления Ахмеда I (1603-1617) встречалось много Султанш, которые выходили замуж больше одного раза, поскольку первый раз их выдавал замуж практически в детском возрасте.

Наложницы

Наложницы – это рабыни. Для поступление рабынь в Османский гарем было три пути. Первый: часть красивых девушек, захваченных в плен на войне, отбирали для Падишаха.
Второй: девушки, которых отправляли в подарок Падишаху знатные особы других государств.
Третий: рабыни, купленные на невольничьих рынках.
Попав в гарем рабыней, можно было возвыситься самое большее до Валиде Султан. Поэтому при отборе наложниц смотрели не только на внешнюю красоту, так же обращали особое внимание на характер и ум.
Наложницы, которые со временем могли возвыситься до самых значительных титулов и могли стать одними из приближённых к Султану, так же получали основательное образование. Однако это образование было не столько книжным, сколько направленным на практическое применение полученных знаний.

© перевела я


 
sulltannaДата: Пятница, 2012-01-27, 9:16 PM | Сообщение # 10
Мимолетный
Группа: Тайный советник
Сообщений: 4
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус:
Великолепная подборка! Молодец!
 
ecetДата: Вторник, 2012-01-31, 12:54 PM | Сообщение # 11
Мимолетный
Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Награды: 1
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус:
Благодарю вас за ликбез!
 
Anastasiya84Дата: Вторник, 2012-01-31, 2:11 PM | Сообщение # 12
Скромная мироправительница
Группа: Друзья
Сообщений: 1988
Награды: 43
Репутация: 5
Замечания: 0%
Статус:
kolbaskina, Вашим трудам - цены нет! Очень интересные статьи, с пользой провела время за их чтением.

With best wishes
 
kolbaskinaДата: Суббота, 2012-02-18, 5:04 PM | Сообщение # 13
Başına devlet kuşu kondu
Группа: Друзья
Сообщений: 5178
Награды: 527
Репутация: 127
Замечания: 0%
Статус:
Хронология развития гарема:


картинка кликабельная

Орхан Гази
Первые зёрна, плодами которых стало образование гарема, посажены им в Бурсе.

Мехмед Челеби
Эдирне стал столицей, и весь гарем был полностью перевезён туда.

Фатих Султан Мехмед
С развитием институтов власти структура Харем-и Хумаюна так же полностью вырисовалась, его перенесли в Стамбул.

Баезид II
Начиная с периода его правления все падишахи (за исключением Османа II и Султана Абдульмеджида) начали выбирать себе жён среди наложниц.

Хюррем Султан
Падишах (Султан Сулейман Великолепный) первый раз в истории заключил брак с наложницей (и женщины стали принимать активное участие в управлении государством).

Селим II
Его жена Нурбану Султан играла активную роль в государственном управлении.

Мурад III
Его жена Сафие Султан принимала активнее участие в управлении государством и расширила гарем.

Мехмед III
С отменой традиции отъезда Шехзаде в Санджаки (то есть, отъезд наследников наместниками в регионы), Наследники постоянно стали проживать в гареме.

Кёсем Султан
В 1623 году её сын Мурад IV пришёл к власти в нежном возрасте, и она взяла всё государственное управление в свои руки. В связи с тем, что бразды правления взяли в свои руки Валиде Султан, этот период именуют «Женским Султанатом».

Турхан Султан
Со смертью Кёсем Султан в 1651 году, власть перешла в руки матери Мехмеда IV Турхан Султан.

Абдульхамид I
Построил в гареме покои Шехзаде и знатных чиновников. Гаремные женщины стали чувствовать себя более свободно.

Махмуд II
Гарем стал открываться для города, и женщины могли выходить в город на прогулки.

Переезд гарема
С постройкой в средине 19-го века таких дворцов, как Долмабахче, Чираан и Бейлербеи гарем переносят туда.

Приход к власти «Единения и прогресса»
С приходом к власти партии младотурок «Единение и прогресс» часть девушек из гарема отправили назад к семьям, девушки, которые остались без родни, - выданы замуж, старые – отправлены в Дарюляджасе (приют).

Мехмед Решад
С установлением Агавата (полноту власти в гареме получили аги) количество жителей гарема уменьшилось, и они должны были следовать жёстким правилам.

Конец истории гарема
Когда в 1922 году Султан Вахмеддин уехал за границу, гарем распустили. Рефет Паша отправил девушек их семьям, а одиноких – в Дарюляджасе (приют).
Прикрепления: 1531673.jpg(62.6 Kb)


 
zna61Дата: Среда, 2012-03-14, 7:47 PM | Сообщение # 14
Мимолетный
Группа: Пользователи
Сообщений: 7
Награды: 0
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус:
kolbaskina, Спасибо огромное!!!!!!! Как интересно это все читать. Рыться в Инете совершенно нет времени, а тут - нате вам, на "тарелочке с голубой каемочкой". Просто замечательно! Дай Вам Бог, как говорится, всего-всего-всего!

NiceNice
 
ФирузчикДата: Вторник, 2012-05-22, 10:48 PM | Сообщение # 15
Продвинутый
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1639
Награды: 162
Репутация: 62
Замечания: 0%
Статус:
kolbaskina, Аня спасибо большое, вроде уже все и прочитала у тебя на форуме, а вот опять нашла новое, спасибо огромнейшее

Добавлено (2012-05-22, 11:41 PM)
---------------------------------------------
Сокровенные тайны гаремов---http://al-med.livejournal.com/315794.html

Наверное, мало есть слов с которым связано такое количество мифов и предрассудков, как со словом "гарем". Знание об этом социальном явлении современники черпают из псевдоисторических фильмов об Анжелике, Роксолане, и из бессмертного блокбастера “Белое солнце пустыни”. Но там накручено столько, что правды практически нет.
В чем же ошибаются европейцы, когда речь заходит о гаремах? Миф первый - гаремы, характерны исключительно для мусульманских народов. Это абсолютная неправда. Царь Соломон ухитрился завести себе 700 жен и 300 наложниц. Не уступал Соломону и киевский князь Владимир. Согласно свидетельствам летописца Нестора у Владимира были: жены... Рогнеда (от нее у князя было четверо сыновей: Изяслав, Мстислав, Ярослав, Всеволод и двое дочерей), гречанка родила Святополка, чехиня - Вышеслава, еще одна жена - Святослава и Мстислава, а болгарыня - Бориса и Глеба. Более того у Владимира было 300 наложниц в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове. Примеров таких еще немало.

Но само понятие "гарем" (от арабского “харам” - запретное) означает не что иное как женскую половину (“харанлик”) мусульманского дома. Доступ в харанлик имел только господин и его сыновья. Для всех остальных женская часть дома - строгое табу. Табу это соблюдалось настолько строго и ревностно, что турецкий летописец Дурсун-Бей писал: ”Если бы солнце было мужчиной (на турецком “солнце” - женского рода), то даже ему было бы запрещено заглядывать в гарем”. Так что развеем еще один миф - помните как в “Анжелике” по гарему регулярно гуляли друзья, знакомые и соседи султана?

Третий миф - что в гареме было "каждой твари по паре". Были там только мусульманки, хоть и разных национальностей, но вера у них была одна. Для того, чтобы переступить порог гарема, рабыня проходила своеобразную церемонию посвящения. Кроме проверки на невинность девушка в обязательном порядке должна была принять ислам. Если мужчинам при этом делали еще и обрезание, то женщине было достаточно произнести ритуальную фразу: “Нет Бога кроме Аллаха, и Магомет пророк его”.

Четвертый миф: гарем - гнездо разврата. Это совсем не так. Удивительное сходство гарема с монастырем отмечали и многие европейские наблюдатели. В частности Отовиано Бон, венецианский путешественник эпохи Ренессанса, в своих дневниках писал: “В своем жилище женщины проживают, как монашки в монастыре... Девушки разрывают свои прежние связи раз и навсегда. Они получают новые имена”. Вот только служить они должны были не Богу, а своему господину.

Пятый миф - все наложницы рабыни и все равны. Это тоже совсем не так. Из числа наложниц - одалик (отсюда и европейское одалиска) султан выбирал себе до семи жен. Те, кому повезло стать “женой” получали звание “кадын” - госпожа. Главной “кадын” становилась та, которая умудрилась родить первенца. Чуть ниже на иерархаричной лестнице стояли фаворитки - “икбал”. Эти женщины получали жалование, собственные апартаменты и личных рабынь. Была в гареме и та прослойка, которой посчастливилось лично прислуживать султану - “недиклики” (привилегированные).

Чуть ниже "икбал" и "недиклики" стояли “конкубины”. Это что-то типа подтанцовки. С ними связан и шестой миф о том, что наложницы тяготились сексуальных связей с султаном. Наоборот, у “Конкубин” был только один шанс подняться по иерархической лестнице - родить ребенка. А задача это была ох как не проста. Во-первых если в гареме до тысячи наложниц, то легче дождаться у моря погоды, чем святого таинства спаривания с султаном. Во-вторых даже если султан и снизойдет, то совсем не факт, что удовлетворенная наложница обязательно забеременеет. И уж тем более не факт, что ей не организуют выкидыш. Товарки пристально следили за наложницами и любая замеченная беременность сразу же прерывалась.

Добавлено (2012-05-22, 11:43 PM)
---------------------------------------------
В принципе, вполне логично - любая роженица так или иначе становилась претенденткой на роль законной “кадын”, а ее младенец - потенциальным претендентом на престол. Если же, не смотря на все интриги и козни одалиска умудрялась сохранить беременность и не позволить угробить дитя во время “неудачных родов”, она автоматически получала свой личный штат рабынь, евнухов и ежегодной жалование “басмалик” (на туфельки, - прим. авт.).

Седьмой миф - это то, то гаремы "предания старины глубокой". Это тоже совсем не так. Гаремов не мало и в наши дни, и далее следует подробный рассказ именно о гаремах современности. Самый большой в мире действующий гарем – у пирата Бен Белы, грабящего суда в Южно-Китайском море вблизи Малайзии. Там содержатся около девятисот пленниц. Далее следует султан Брунея, один из самых богатых людей в мире – в его гареме семьсот наложниц. С некоторыми из них он ни разу не вступал в половую связь – они должны были лишь танцевать и петь для него. Одной из таких наложниц стала Шеннон Маккетик, обладательница титула «Мисс США – 1992». Она провела в гареме султана три месяца. После завершения контракта и возвращения на родину Шеннон предъявила султану иск за использование ее в качестве проститутки. Впоследствии, правда, выяснилось, что за время, проведенное ею в гареме, ни султан, ни его младшие братья или сыновья к американке не притронулись. К тому же по окончании контракта мисс Маккетик получила сто тысяч долларов и бриллиантовое колье в подарок. В гареме Саддама Хусейна содержалось около пятисот девушек самых разных возрастов и национальностей.

Гарем на Востоке всегда являлся символом власти и успеха так же, как корона, скипетр и держава на Западе. Во многом он служил символом, подчеркивающим сексуальность мужчины.

В приличном гареме содержалось от 300 до 1200 наложниц с их слугами, евнухами, чтецами Корана, поварами... Отбор девушек в гарем производился только по физическим и умственным данным, знатность и происхождение значения не имели, большинство вообще были рабынями и попадали в гарем с невольничьего рынка в Константинополе. Часто рабынь покупали в возрасте пяти-семи лет и воспитывали до полного физического развития. Их обучали танцам, музыке, этикету, уходу за собой и искусству любви. В подростковом возрасте девочку показывали во дворце. Если у нее обнаруживались физические дефекты или недостатки воспитания, цена на нее падала, и тогда ее отец или работорговец получали денег меньше оговоренного.

Девушки, захваченные в плен в других странах, преподносились султану в дар. Входя в сераль, они принимали ислам и получали новые имена, тем самым раз и навсегда разрывая все прежние связи. Кавказские князья также отсылали своих дочерей в османские гаремы в надежде, что те станут фаворитками султана и "будут усыпаны бриллиантами".

Чтобы выжить в гареме, девушке требовались изворотливый ум и сильный характер из-за постоянно бушующих страстей, интриг, заговоров, подлости и коварства. Все наложницы стремились занять высшую точку иерархической структуры гарема, достичь положения валиды – родить сына-наследника и стать матерью будущего султана. Даже жена султана могла впасть в немилость и быть изгнанной, валиде - никогда. Именно она распоряжалась самыми запутанными и сложными делами гарема, а порой и всей империей.

Долгое время западный мир почти ничего не знал о жизни восточного, а интимная сторона жизни великих султанов была тайной и ревниво охранялась от посторонних глаз. Те скудные сведения, которым удалось просочиться в историю, могли бы украсить собой любое пособие по сексопатологии. Одни султаны предпочитали девственниц, другие мальчиков, третьи, как например известный султан Ибрагим, предавались неописуемым оргиям с использованием афродизиаков, умело расположенных зеркал и неуемной игровой фантазии. Однажды, сильно увлекшись, он утопил в Босфоре весь свой гарем - 280 женщин, завязав их в мешки.

Первым европейцем, увидевшим гарем изнутри, был британский мастер-органист Фома Даллан, прибывший в 1599 году в Константинополь для настройки органа, посланного в дар султану испанской королевой Изабеллой. За хорошую работу султан проявил к Даллану большое расположение, привел его во дворец и предложил выбрать для себя любых двух своих наложниц. Вот что увидел и описал позже Даллан: "Через решетку можно было увидеть примерно тридцать наложниц Великого владыки, которые играли в мяч. На первый взгляд я принял их за мальчиков, но потом увидел, что их волосы ниспадают на плечи косичками, в которые вплетены связки жемчужинок, и заметил некоторые другие признаки, по которым понял, что передо мной женщины. На голове они не носили ничего, кроме золотой шапочки, на некоторых были краги, другие ходили с голыми ногами, с золотыми сережками на браслетах у щиколоток; иные носили бархатные туфельки сантиметров восьми высотой".

Весь цвет женского общества был собран в гареме, лучшие из лучших по красоте лица, телосложению и чувственности. Это были все самые лучшие женщины из страны и лучшие из числа захваченных в плен чужестранок.

Но на этом отбор не заканчивался. Главным критерием в отборе была не внешняя красота девушек, а строение и красота ее полового органа. Ценился определенный тип влагалища, а женщины с недоразвитыми органами или с влагалищами слишком больших размеров в гарем, как правило, не попадали, несмотря на наличие даже исключительной красоты лица и тела.

Добавлено (2012-05-22, 11:43 PM)
---------------------------------------------
Прежде чем допустить девушку в покои султана, ее обязательно обучали искусству управления интимными мышцами и формированию мышц тазового дна. Особо популярными были китайские техники с использованием нефритовых яиц (в древнем Китае им обучали только императриц и наложниц, а позднее гейш). После обучения претендентки на ложе султана сдавали экзамены.

В лоно девушки помещали каменное яйцо на шелковой нитке и тянули его за нить обратно, а девушка должна была удержать его в себе. Только после пятой порванной нити наложницу признавали достойной. Во влагалище претендентки на ложе впрыскивалась окрашенная вода и девушка должна была станцевать танец живота, не пролив ни капли.

А самый главный экзамен претендентка держала в первую ночь. Избранная усаживалась на "нефритовый стержень" султана, на голову ей ставили зажженную свечу или кувшин с водой. Сохраняя полную неподвижность, она должна была довести господина до оргазма, играя только внутренними мышцами. Не выдержав экзамена, она могла раз и навсегда забыть дорогу в покои султана.

В итоге султан выбирал себе из множества женщин одну, подчас внешне не самую привлекательную, но с великолепным по красоте и строению органом, и делал ее своей главной женой. Время от времени он интересовался и другими женами, но это было редким явлением. Ко многим из них он мог не прикоснуться ни разу на протяжении трех-пяти лет. А дольше этого срока жен не держали. Они старели, и их постепенно заменяли новыми, молодыми, постоянно пополняя и обновляя гарем.
Cлово «гарем» пришло в арабский язык из аккадского. Оно означает «священное, защищенное место» — так называли ту часть дома, где в полной изоляции от мужчин проходила жизнь женщин. Ранние годы существования гаремов покрыты мраком тайны.
Надо сказать, что в гаремах богатых султанов, шейхов и прочих сильных мира сего далеко не всегда живут местные красавицы. Среди их наложниц есть и европейки – и не только танцовщицы стриптиза и проститутки, но и фотомодели, победительницы конкурсов красоты и даже актрисы. Кто-то из них оказывается в гареме по собственному желанию. Кого-то удерживают там насильно.
Некоторые наложницы заключают контракты на определенный срок и возвращаются домой, заметно увеличив свое состояние. Неудивительно, что дамы легкого поведения прельщаются легкими деньгами и стремятся попасть в гаремы. Но это не так-то просто. Людей, занимающихся отбором наложниц, в арабском мире называют машатэ – сватья. Естественно, их бизнес вне закона, поэтому постороннему связаться с машатэ практически невозможно. Обычно девушек они находят в ночных клубах. Всем желающим попасть в гарем приходится пройти ряд испытаний, весьма специфических и непростых.
Для начала потенциальные наложницы сдают кровь на СПИД и проходят полный медицинский осмотр. Затем девушкам делают эпиляцию. Волос на женском теле быть не должно, удаляют даже малозаметные волосики с рук и спины. Средство для эпиляции должно быть натуральным, чтобы от тела пахло молоком и медом. На кожу наносят специальную смесь из сахара и белков, сверху прикладывают полотняную салфетку, через минуту ее отрывают. Процедура очень болезненна. А секрет испытания в том, как женщина прореагирует на эпиляцию. Считается, что если будущая одалиска кричит мало и тихо – то и в постели она холодна и бесстрастна.
Дальше – больше. Девушка должна принять горячую ванну с маслами и благовониями. Во время такой ванны влагалище расслабляется и достигает максимальной длины. При помощи гинекологического зеркала машатэ выбирает самое короткое. Говорят, что у арабок эта часть тела миниатюрна от природы и мужчины привыкли именно к такому размеру.
Последнее испытание – на сексуальность. В качестве экзаменаторов выступают обычно двое родственников машатэ. Перед близостью они принимают отвар особых трав, который действует подобно успокаивающим наркотикам. Многие хозяева гаремов действительно употребляют такие травы вместо вина. Девушки должны несмотря ни на что суметь соблазнить их.
Те, кто в итоге попадает в гарем, получают вознаграждение от щедрого хозяина, который подписывает с избранницами контракт. Но далеко не всегда девушки оказываются именно в гареме, а не в публичном доме, где их лишают паспортов и заставляют работать проститутками.
Ко всему прочему машатэ постоянно следит за поведением будущих наложниц, провоцируя ссоры. Женщина в гареме должна уметь гасить конфликты, быть нескандальной, молчаливой.

Добавлено (2012-05-22, 11:44 PM)
---------------------------------------------
Несколько слов о евнухах.

Кроме старых проверенных рабынь, за наложницами следили евнухи. В переводе с греческого «евнух» означает «хранитель ложа». Попадали они в гарем исключительно в виде надзирателей, так сказать, для поддержания порядка.

Существовало два типа евнухов. Одних кастрировали еще в раннем детстве и вторичные половые признаки у них напрочь отсутствовали — не росла борода, был высокий, мальчишечий голос и полнейшее невосприятие женщины как особи противоположного пола. Других же, кастрировали в более позднем возрасте. Неполные евнухи (а именно так назывались кастрированные не в детстве, а в отрочестве), очень даже смахивали на мужчин, имели самый что ни на есть низкий мужской басок, жиденькую растительность на лице, широкие мускулистые плечи, и как ни странно, половое влечение. Разумеется, удовлетворять свои потребности естественным путем, евнухи не могли в силу отсутствия необходимого для этого прибора. Но как вы понимаете, когда речь идет о сексе или выпивке, полет человеческой фантазии просто безграничен. Да и одалиски, которые годами жили с навязчивой мечтой дождаться взгляда султана, не отличались особой разборчивостью. Ну если в гареме 300-500 наложниц, из них как минимум половина моложе и красивее тебя, ну какой смысл ждать принца? А на безрыбье и евнух — мужчина.

Интересно, что прервал эту традицию только умнейший из султанов - Сулейман Великий. Однажды, прямо на его глазах кастрированный жеребец пытался покрыть кобылу. Тут Сулеймана осенило, что не все так просто в генной инженерии. Так кастрированный конь положил конец сексуальному раздолью в турецких гаремах. После случая с лошадьми евнухи для работы в гареме подбирались исключительно с полностью отрезанными половыми органами. Кроме того, чем уродливее был евнух тем выше он ценился. Ну еще бы, на фоне изуродованного шрамами кастрата, любой султан будет пределом женской мечты. Однако кроме того, что евнухи наблюдали за порядком в гареме и параллельно (по-секрету от султана, разумеется) всеми возможными и невозможными способами утешали себя и истосковавшихся по мужскому вниманию женщин, в их обязанности входили также функции палачей. Они не казнили, они просто душили...быстро и хладнокровно, шелковым шнуром. Или топили несчастную в Босфоре.
Помните знакомое “девочка-девушка-женщина...”? Так вот путь по карьерной лестнице гарема начинался лет в 13, если не раньше. Одалиска автоматически превращалась в “гэздэ” (удостоенную взгляда), если султан хоть как то - взглядом, жестом или словом выделил ее из общей толпы. В принципе сколько женщин прожили всю жизнь в гареме, но ни то, что султана голым не видели, но даже не дождались чести быть “удостоенной взгляда”...м-да, ну и что за счастье жить в гареме?

Видимо Восток и правда дело тонкое. Если “гэздэ” была не дура, она могла весьма не плохо устроиться. Вспомните хотя бы Роксолану. Она умудрилась не только стать женой Сулеймана Великого, но и де-факто владычицей империи. Историки утверждают, что она создала прецедент, который за всю историю существования гаремов, так ни одна женщина и не повторила. Она была женщина столь прекрасно созданная природой для любви, что в течение 15 лет османский султан Сулейман Великолепный наслаждался только ею, отвергая других. Это была плененная чужестранка, рыжеволосая украинская девушка Анастасия Лисовская, обладавшая незаурядным умом и ставшая валиде с неограниченной властью. Став законной женой Сулеймана она стала оказывать серьезное влияние на политику в государстве. Ради нее султан даже нарушал и переписывал некоторые законы шариата.
В первые пять лет замужества она родила султану сыновей Магомета, Баязида, Селима, Джехангира и дочь Хамерие.

Своего первенца она назвала Селимом, в честь предшественника Сулеймана Великолепного - султана Селима I, прозванного Грозным. Она жаждала власти для себя и своих детей, и рискуя навлечь на себя гнев султана, не останавливалась ни перед чем для достижения своих целей. В ее планах было осуществление тайного замысла возведения на престол Оттоманской империи вместо законного наследника Сулеймана - его старшего сына Мустафы - своего сына Селима, обожаемого ею до безумия. И она это сделала. В результате изощренных дворцовых интриг Мустафа, сын красавицы черкешенки Гюльбахар, был задушен шелковым шнурком по приказу собственного отца. Так ее беспутный сын, любимец Селим взошел на престол. Она в историю Османской империи, не затерявшись в бесконечной череде жен восточных владык, как влиятельная фигура в политической жизни страны и единственная женщина-правительница.

Добавлено (2012-05-22, 11:45 PM)
---------------------------------------------
Ну и еще один интересный момент. Мне всегда было интересно, что становилось с гаремом султана после его кончины. Гарем же нельзя передать по наследству. Так вот, если султан умирал, все наложницы сортировались по полу детей, которых они успели родить. Матери девочек вполне могли выйти замуж, а вот матери “принцев” поселялись в “Старый дворец”, откуда могли выйти только став матерью нового султана. А уж какая там была конкуренция я думаю рассказывать не стоит. Похлеще, известных нам массовых отравлений на пирах. Братики травили друг друга с завидной регулярностью и настойчивостью. Их матери так же активно подсыпали яд в пищу своим потенциальным соперницам, а еще паче их сыновьям. С одной стороны это лишнее доказательство теории Дарвина - выживает сильнейший. В принципе куш, который получал победитель был весьма велик, а там где на кону стоят “ну очень большие деньги”, мораль, как правило уходит со сцены.

Добавлено (2012-05-22, 11:46 PM)
---------------------------------------------
Об ужасном в гареме

Законы о наследовании трона устанавливали, что власть от умершего султана переходит не его сыну, а старшему мужчине из живущих членов семьи. Мехмед Завоеватель, хорошо поднаторевший в дворцовых интригах, сформулировал положения, которыми жила Османская империя на протяжении веков. Эти правила, в частности, позволяли султану умертвить всю мужскую половину своей родни, чтобы обеспечить трон для собственного отпрыска. Результатом этого в 1595 году стало страшное кровопролитие, когда Мехмед III по наущению матери казнил девятнадцать своих братьев, включая младенцев, а семерых беременных наложниц своего отца велел завязать в мешки и утопить в Мраморном море.
«После похорон принцев толпы народа собрались возле дворца смотреть, как матери умерщвленных принцев и жены старого султана покидают насиженные места. Для их вывоза были использованы все экипажи, кареты, лошади и мулы, какие только имелись во дворце. Кроме жен старого султана под охраной евнухов в Старый дворец были отправлены двадцать семь его дочерей и более двухсот одалисок... Там они могли сколько угодно оплакивать своих убиенных сынов»,пишет посол Г.Д. Роуздейл в книге «Королева Елизавета и Левантийская компания» (1604).
В 1666 году Селим II своим указом смягчил суровые уложения законов Завоевателя. По новому указу имперским принцам даровалась жизнь, но до смерти правящего султана им запрещалось участвовать в общественных делах.
С этого момента принцев содержали в кафесе (золотая клетка), помещении, примыкающем к гарему, но надежно изолированном от него.

Вся жизнь принцев проходила вне всякой связи с другими людьми, кроме нескольких наложниц, у которых были удалены яичники или матка. Если по чьему-либо недогляду какая-то женщина беременела от заключенного принца, ее немедленно топили в море. Принцев охраняли стражники, у которых барабанные перепонки были проколоты, а языки надрезаны. Эта глухонемая охрана могла стать при необходимости и убийцами заключенных принцев.
Жизнь в Золотой клетке была пыткой страхом и мучением. Несчастные ничего не знали о том, что происходит за стенами Золотой клетки. В любой момент султан или дворцовые заговорщики могли убить всех. Если принц выживал в таких условиях и становился наследником трона, он чаще всего был просто не готов править огромной империей. Когда в 1640 году умер Мурад IV, его брат и преемник Ибрагим I так испугался толпы, рвавшейся в Золотую клетку, чтобы провозгласить его новым султаном, что забаррикадировался в своих покоях и не выходил до тех пор, пока не принесли и не показали ему тело мертвого султана. Сулейман II, проведя в кафесе тридцать девять лет, стал настоящим аскетом и увлекся каллиграфией. Уже будучи султаном, он не раз высказывал пожелание вернуться к этому тихому занятию в уединении. Другие принцы, как упомянутый Ибрагим I, вырвавшись на свободу, пускались в дикий разгул, как бы мстя судьбе за погубленные годы. Золотая клетка пожирала своих творцов и превращала их самих в рабов.
В гареме многие женщины умирали молодыми. Существует масса историй о жестоких убийствах и отравлениях. Английский посол в Стамбуле сообщал в 1600 году,
что таких случаев в гареме бессчетное множество. Многих женщин топили. Главный черный евнух хватал несчастных, заталкивал их в мешок и перетягивал шею. Такие мешки грузили в лодку, отвозили недалеко от берега и бросали в воду.
В 1665 году нескольких женщин двора Мехмеда IV обвинили в том, что они якобы украли из колыбели царского отпрыска бриллианты и, чтобы скрыть кражу, устроили пожар, который нанес значительный ущерб гарему и другим частям дворца. Султан распорядился немедленно удушить этих женщин.
Мехмед Завоеватель убил ятаганом свою жену Ирину. Позднее она была объявлена мученицей и, как все мученики, провозглашена святой, что отводило ей место в раю.
«Благословенна доставившая удовольствие своему повелителю, да предстанет она пред ним в Раю, — говорится в одном исламском тексте. — Как молодая луна, сохранит она свою юность и красоту, а муж ее будет всегда не старше и не младше тридцати одного года». Возможно, Мехмеду вспомнились эти слова, когда он поднял на нее ятаган.
Большой сераль, Золотая клетка и гарем — это было царство страстей и изощренных мучений, где запуганные женщины вместе с мужчинами, которых трудно было считать мужчинами в полном смысле слова, плели интриги против абсолютного монарха, десятилетиями державшего их всех вместе с детьми в роскошном узилище. Это был клубок бесконечных конфликтов и трагедий, где страдали и правые, и виноватые. А султан, Царь царей, Высший судия всего сущего, Владыка двух континентов и двух морей, Суверен Востока и Запада, сам в свою очередь был плодом союза монарха и невольницы. Его сыновья и вся династия османов разделяли ту же судьбу — это были цари, рожденные рабынями и воспроизводившие своих отпрысков с новыми рабынями.

Добавлено (2012-05-22, 11:48 PM)
---------------------------------------------
Крутые повороты судьбы, причудливая игра добра и зла в жизни человека на Востоке рассматривается как проявление кисмета (рок, судьба). Там верят, что судьба каждого смертного заранее предопределена Провидением. Суждено ли человеку в жизни счастье или его ждет трагический конец — это кисмет. Верой в кисмет как рабов, так и властителей объясняется безропотное смирение тех и других перед лишениями, пытками, несчастьем и неожиданными неприятностями, которые обрушивались на обитателей гарема каждый день.
Общие горести порой порождали у обитательниц этого неспокойного дома удивительное по силе и глубине чувство сострадания. С ревностью и завистью в гареме уживалась глубокая привязанность женщин, горячо и преданно любивших друг друга. Крепкая и долговечная дружба помогала им выжить в житейских бурях и интригах. Ее примеры — самая трогательная тайна гарема.

В 1346 году состоялась невиданная по своей пышности церемония бракосочетания султана Орхана и византийской принцессы Феодоры. Константинополь тогда еще не принадлежал туркам, и лагерь Орхана стоял на азиатском берегу Босфора. За царственной невестой султан снарядил тридцать кораблей и большой эскорт из конницы. «По сигналу упал занавес, — пишет британский историк античности Эдуард Гиббон в своем труде «Упадок и крушение Римской империи», — и взорам предстала невеста, жертва сговора; ее окружали коленопреклоненные евнухи с брачными факелами; раздались звуки флейт и барабанов, возвещавшие о начале торжества; ее предполагаемое счастье воспевали в брачных песнопениях лучшие поэты века. Безо всякого церковного обряда Феодору отдали владыке-варвару; но было оговорено, что в гареме Бурсы ей будет позволено сохранить свою веру».
Первые правители Османской империи женились на дочерях византийских императоров и балканских королей, а также на анатолийских принцессах. Эти браки представляли собой исключительно дипломатические мероприятия. После завоевания Константинополя гарем султана стал заселяться в основном девушками из дальних стран. Эта традиция продолжалась до последнего дня империи. Поскольку девушки гарема согласно законам ислама считались собственностью султана, его рабынями, он не был обязан жениться на них. Но время от времени повелитель настолько попадал под очарование какой-нибудь девушки, что играл свадьбу, как это сделал Сулейман Великолепный.
Наложницы султана, в отличие от одалисок, считались его женами, их могло быть от четырех до восьми. Первая жена называлась баш кадин (главная женщина), за ней -- икинчи кадин (вторая), за ней -- ухунчу кадин (третья) и так далее. Если одна из жен умирала, следующая за ней по рангу могла возвыситься и стать на ее место, но не ранее чем старший евнух передаст разрешение на то султана.
Существует мнение, что султан действительно жил с сотнями женщин своего гарема.Но так было далеко не всегда. Например, когда умер Мурад III, в гареме качали около сотни колыбелей. Но некоторые султаны, как, например, Селим I, Мехмед III, Мурад IV, Ахмед II, ограничивались одной женой и, насколько можно сейчас судить, сохраняли ей верность.

Большинство султанов спали со своими любимыми наложницами по очереди, и во избежание столкновений между ними для этого устанавливалось определенное расписание. Для выявления легитимности появления на свет царских отпрысков главный казначей в специальный дневник заносил каждое «восшествие на ложе». Эта удивительная летопись помимо самых интимных постельных подробностей сохранила до наших дней такие сведения, как казнь одной из жен Сулеймана за то, что она продала свою очередь «восшествия на ложе» другой женщине. К большому разочарованию европейцев, никаких оргий султаны со своим гаремом не устраивали. Можно лишь предполагать, что сексуальные утехи кого-то из самых сумасбродных правителей, вроде Ибрагима, могли иметь экстравагантный характер.
Жерар де Нерваль как-то разговаривал о гареме шейха с самим шейхом:
Устроен гарем, как обычно... несколько маленьких комнатушек вокруг больших залов. Всюду диваны и единственный предмет мебели — это низкие столики с черепаховым покрытием. Маленькие ниши в закрытых панелями стенах уставлены курительными приборами, вазами с цветами и кофейной посудой. Единственное, чего в гареме не хватает, даже в самом богатом, это кровати.
— А где все эти женщины и их рабыни спят?
— На диванах.
— Но там же нет одеял.
~ Они спят одетыми. И на зиму тут есть еще шерстяные и шелковые покрывала.
— Прекрасно, а где же место мужа?
— О, муж спит в своей комнате, женщины в своих, а одалиски на диванах в больших комнатах. Если на диване с подушками спать неудобно, посреди комнаты кладут матрасы и спят на них.
— Прямо в одежде?
— Всегда в одежде, правда в самой легкой: шаровары, жилет и халат. Закон запрещает как мужчине, так и женщине обнажать друг перед другом что-либо ниже шеи.

Добавлено (2012-05-22, 11:48 PM)
---------------------------------------------
— Могу понять, — сказал я, — что муж может не захотеть провести ночь в комнате, где вокруг него спят одетые женщины, и он готов спать в другом помещении. Но если он пару-тройку этих дам берет с собой в постель...
— Пару-тройку! — возмутился шейх. — Только скоты могут позволить себе такое! Боже праведный! Да разве есть в целом свете хоть одна женщина, пусть даже неверная, которая согласится разделить с кем-то свое ложе чести? Неужели такое творят в Европе?
— Нет, в Европе такого не увидишь; но у христиан одна жена, и там полагают, что турки, имея нескольких жен, живут с ними, как с одной.
— Если бы мусульмане были так развращены, как представляют себе христиане, жены тут же потребовали бы развод, даже рабыни были бы вправе уйти от них.

Когда благосклонность султана к своим женщинам была неодинаковой, это вызывало бурю страстей, недоброжелательности и ненависти. Султанша по имени Ма-хидерван, например, изуродовала лицо Роксалены, Гюльнуш столкнула со скалы в море одалиску Гюльбеяз, Хюррем удавили, Безмялем загадочно исчезла. Каждый стакан шербета мог оказаться отравленным. В гареме заключались союзы, плелись заговоры и велись бесшумные войны. Обстановка в нем сказывалась не только на моральном климате дворца, но и на государственной политике. «Жесткая дисциплина, превращавшая гарем в настоящую тюрьму, объяснялась бурным поведением женщин, способным привести их к такому умопомешательству, что не приведи Господь», — пишет по этому поводу историк Алэн Гросрихард в книге «Структура гарема» (1979).
Если одалиска попадала в постель принца, она могла стать его женой, когда принц занимал трон султана. Жены султана не могли сесть в его присутствии без разрешения и обладали подобающими манерами, говорили и двигались, соблюдая особые церемонии. Султанша мать встречала сына обязательно стоя и обращалась к нему «мой лев». Взаимоотношения между женами подчинялись определенному этикету. Если одной хотелось поговорить с другой, то это желание передавалось через секретаря гарема. Правила гарема требовали относиться к старшим почтительно и вежливо. Все женщины гарема в знак уважения целовали юбку жене султана, а та I вежливо просила этого не делать. Принцы целовали жене отца руку.
Глубокая тайна окружает могилу возле гробницы Мехмеда Завоевателя, в которой покоится безымянная женщина. Мусульманские богословы утверждают, что это могила Ирины, которую безумно любил султан и которую сам убил. Как писал Уильям Пойнтер в своей аллегории «Дворец наслаждений», «султан проводил с ней все дни и ночи, и все же ревность его съедала».
Он обещал ей все, но Ирина не желала отказаться от христианской веры. Муллы упрекали султана в потворстве неверной. Трагическую развязку описывает Ричард Дэви в книге «Султан и его подданные» (1897). Однажды Мехмед собрал всех мулл в саду своего дворца. Посредине стояла Ирина под сверкающим покрывалом. Султан медленно поднял чадру, открыв лицо сказочной красоты. «Смотрите, такой прелестной женщины вы еще никогда не видели, — сказал он, — она прекраснее гурий вашей мечты. Я люблю ее больше моей жизни. Но моя жизнь ничего не стоит в сравнении с моей любовью к исламу». С этими словами он взял Ирину за длинные светлые косы и одним ударом ятагана отсек ей голову. В поэме «Ирина» Чарльза Горинга читаем:
Ревнуя к империи и тщетной славе,
Сразил я мечом любовь ради трона
. Но ответь красавица на пламя той любви,
Я царство бы бросил к ее ногам.
Сулейман Великолепный казнил свою Гюльфему, когда та не пришла к нему на ночь. Султан Ибрагим во время одного из своих кутежей приказал ночью схватить всех своих женщин, завязать в мешки и утопить в Босфоре. Об этом рассказала одна из несчастных, которую спасли французские моряки и привезли с собой в Париж.
Среди самых знаменитых и могущественных султанш, живших, любивших и правивших в Серале, три заслуживают особого внимания. Каждая несет на себе особые черты столетия, в котором она жила. Роксолана (1526 — 1558) была первой женщиной, ставшей официальной женой султана, въехавшей в сераль со своим царским двором, и обрела нераздельное влияние на самого великого из султанов — Сулеймана Великого. Дольше всех правила султанша Кёсем. Легендарную жизнь прожила султанша Накшедиль, француженка Эмэ де Ривери.
Зарешеченные окна, извилистые коридоры, мраморные бани и пыльные диваны — это все, что осталось от обитательниц гарема. Но истории о женщинах под чадрой, этот отзвук страсти и неги «Тысячи и одной ночи», продолжает очаровывать и притягивать.
http://jolita.livejournal.com/974542.html

 
Lino4ikДата: Вторник, 2012-08-07, 10:29 PM | Сообщение # 16
Мимолетный
Группа: Тайный советник
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус:
Гарем

Ильхан Акшит (Турция), археолог, участник раскопок и реставрации многих исторических памятников на территории Турции, в настоящее время – писатель, автор научно-популярных книг «История Трои», «Цивилизация Анатолии», «Памук-Кале» и других.


Государство, основанное Осман-беем в 1299 г., просуществовало на исторической сцене 624 года, став мировой державой. За это время сменилось 36 султанов; некоторые из них были людьми одаренными и смелыми, другие не оставили яркого следа в истории.

В Оттоманской империи господство мужчин не вызывает сомнений, однако, есть и примеры необыкновенно сильного влияния женщин на судьбы государства. Когда султаны не справлялись с управлением страной, женщины занимали их место и главенствовали во всех государственных делах.

Гарем, где женщины жили в условиях ограниченной свободы, никогда не был понят до конца внешними наблюдателями, так как веками хранил свою тайну...
Ильхан Акшит.
15 апреля 2000 г.


Дом счастья

Гаремом называлось жилище, где обитал глава семьи со своими женщинами, рабынями и детьми. Когда подобное образование возникало во дворце, его назвали «Дар-ус-саадет», то есть «Дом счастья».

Хозяином там, разумеется, был сам султан. Хотя наиболее известен гарем оттоманских султанов, «Дома счастья» до них имели также Аббасиды и Сельджукиды.

Сперва в гареме содержали только рабынь, а в жены брали дочерей христианских владетелей из соседних стран. Эта традиция изменилась после Баязида II (1481–1512)*, когда жен султаны стали избирать из обитательниц гарема.

Когда султан Мехмед II Завоеватель (1451–1481) взял в 1453 г. Константинополь, он украсил город прекрасными постройками. На нынешней площади Баязида он выстроил дворец по образцу дворцов, существовавших в прежних столицах Бурсе и Эдирне.

Этим дворцом какое-то время пользовались, но вскоре он стал мал, и в 1472–1478 гг. был сооружен обширный дворец Топкапы, который со временем превратился в гигантский комплекс зданий. Здесь решались государственные дела, здесь же султан появлялся перед подданными, когда шествовал в мечеть.

Старый дворец при этом использовался в качестве гарема, однако султан Сулейман Великолепный (1520–1566) организовал Сарай духтеран («Дворец женщин») в своей новой резиденции.

В 1587 г., в период правления Мурада III (1574–1595), гарем был полностью перемещен во дворец Топкапы. К сожалению, здание гарема сгорело во время пожара 1665 г., затем было снова восстановлено, но стамбульское землетрясение 1776 г. окончательно разрушило это уникальное архитектурное сооружение.

Гарем был отстроен заново и просуществовал вплоть до Махмуда II (1808–1839). Позднее гарем утратил свое прежнее очарование, не выдержав конкуренции с дворцами (так называемыми «прекрасными виллами») на Босфоре.

Конечно, главными персонами гарема были сами султаны. После них следовала по рангу валиде (мать султана). Когда ее сын восходил на трон, валиде в сопровождении пышной процессии переезжала из старого дворца в новый и поселялась в особых палатах.

Вслед за валиде шли кадын-эфенди – жены султана. Без сомнения, наиболее колоритными обитательницами гарема были джарийе (рабыни). Кроме того, сформировался особый класс служителей – гарем-агалары (евнухи), ответственные за безопасность. Дар-ус-саадет агасы (начальник безопасности гарема) по рангу шел третьим после садразама (великого визиря) и шейх-уль-ислама (главы исламской иерархии).
Прикрепления: 6685993.jpg(8.9 Kb) · 9549177.jpg(9.3 Kb)
 
Lino4ikДата: Вторник, 2012-08-07, 10:43 PM | Сообщение # 17
Мимолетный
Группа: Тайный советник
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус:
Рабыни


Джарийелик («женское рабство») существовало с давних пор. Во времена Аббасидов (750–1258) Багдад стал наиболее значительным рынком рабынь.

В оттоманском гареме первые рабыни появились при султане Орхане (1326–1362). После того, как появилась традиция брать в жены рабынь гарема, наибольшим предпочтением пользовались черкешенки, грузинки и русские. Кавказские девушки с давних пор славились своей красотой на Востоке, поэтому гарем пополнялся главным образом за их счет, особенно в XVII в.

Кавказские князья отправляли своих дочерей в оттоманский гарем в надежде, что те станут избранницами султана. Они даже напевали им колыбельную: «Вот станешь ты женой султана и будешь усыпана бриллиантами». Рабынь покупали в возрасте 5–7 лет и воспитывали до полного физического развития. По мере взросления их обучали музыке, этикету, искусству доставлять наслаждение мужчине. В подростковом возрасте девочку предварительно показывали во дворце.

Если у нее обнаруживались физические дефекты, плохие манеры или еще какие-нибудь недостатки, цена на нее падала, и ее отец получал меньше денег, чем ожидал. Родители девушек должны были подписывать документы, свидетельствующие о том, что они продали свою дочь и больше не имеют на нее никаких прав.

Гарем был подобен величественной сцене, где актеры, состязаясь друг с другом, разыгрывали экстравагантно костюмированную драму.
Одеяния рабынь различались в зависимости от времени года. Летом они носили легкие шелковые облегающие платья, которые подчеркивали силуэт тела. Зимой же – меховые манто с соблазнительно открытым воротом и усыпанным бриллиантами поясом. Заботясь о прическе, они проводили немало времени у зеркала. Некоторые отращивали волосы до пят.

Чтобы быть замеченными, использовали косметику и духи, носили подвески, ожерелья, серьги из жемчуга и бриллиантов. Рабыни выглядели очень привлекательно. Ведь сам пророк Мухаммед сказал: «Давай рабам все то, что ты сам ешь и носишь, и никогда сурово их не наказывай»...

Помимо гарема, султаны имели обыкновение содержать 10–20 рабынь в своих личных покоях. Наиболее красивые из них обслуживали его или принцев. Попадая в гарем, молодые рабыни в зависимости от поведения, внешности, красоты и характера получали разные имена, например, персидские – Гюльназ, Нешедиль, Хошнева.

Рабыням, которых султан мог скорее всего выбрать в качестве своих жен, приходилось очень тщательно учиться. Принявшие ислам учились читать Коран, совершали молитвы вместе или по отдельности. Получив статус жены, они строили мечети и основывали благотворительные учреждения, как то предусматривали мусульманские традиции. Сохранившиеся письма султанских жен свидетельствуют об их широких познаниях.

Так, Хюррем** добилась любви султана Сулеймана Великолепного, посылая ему свои стихи. В одном из них она писала, обращаясь к султану: «Позволь Хюррем быть принесенной в жертву за один волосок из твоих усов». Число рабынь в гареме стало заметно увеличиваться в период правления султана Мехмеда II Завоевателя.

Во времена Ахмеда I (1603–1617) была изменена система наследования, и принцев перестали назначать губернаторами провинций. Они поселялись в гареме, что, конечно же, привело к резкому увеличению числа детей. Перед приходом к власти Мехмеда III (1595–1603) в гареме обитало 300–500 человек, за время его правления это число возросло до 700.

Рабыни получали ежедневное денежное довольствие, сумма которого изменялась при каждом новом султане. Им дарили деньги и подарки по случаю свадеб, празднеств и дней рождения. О рабынях хорошо заботились, но султан строго наказывал тех из них, кто отступал от установленных правил.

Помимо 10–20 женщин, которые непосредственно обслуживали султана, различные обязанности имели и другие рабыни. Например, 10–15 рабынь были обязаны дежурить по ночам, охраняя спокойствие «Дома счастья». Наиболее важную роль играли помощницы султана, которые обслуживали его в течение всего дня. Те, кто выполняли личные и специальные поручения, назывались хазинедар (хранительницы) и имели ранги с 1 по 5.

Когда султан находился во дворце, хранительницы оставались в его покоях, но только главная из них могла сидеть рядом с султаном, в то время как другим позволялось входить лишь по вызову. Хранительницы 3, 4 и 5 ранга должны были круглосуточно дежурить вместе со своими помощницами у дверей султанских палат. Кроме того, у главной хранительницы находился ключ от казны. Азинедар, которые носили печать султана на золотой подвеске на шее, также были особо доверенными лицами. Вот почему султаны всегда сами выбирали себе хранительниц, которые через какое-то время возвращались в старый дворец или отпускались на свободу с соответствующим документом.

Одна из хранительниц, Кетхуда-кадын, была знатоком церемониалов. Она организовывала празднества и свадьбы. Серебряный жезл подчеркивал значимость ее должности, а особой печатью кетхуда-кадын опечатывала имущество султана в его покоях.

Чашнигир-уста пробовала всю еду, которая готовилась в гареме, чтобы султан не мог быть отравлен. Чамашир-уста отвечала за стирку белья. Ибриктар-уста помогала султану совершать омовение. За кофе отвечала кахведжи-уста, а за винный погреб – килерджи-уста. Кюлханджи-уста поддерживала жар в бане. Катибе-уста отвечала за дисциплину, устав и протокол. Хасталар-уста обследовала заболевших рабынь.

В перечне занятых в гареме во времена Махмуда I (1730–1754) значатся 17 рабынь, работающих в винном погребе, 72 – обслуживающих принцев, 15 фавориток султана и 230 всех прочих. Из этого перечня следует, что султан вступал в отношения не со всеми женщинами. Каждая рабыня мечтала и надеялась, что наступит день, когда султан ее заметит. Но для большинства эти мечты так и не осуществлялись.

По прошествии девяти лет неизбранная султаном рабыня имела право покинуть гарем. Султан давал ей приданое, дом и помогал найти мужа. Рабыня получала подписанный султаном документ, подтверждающий ее статус свободного человека. Известно, что некоторые сладострастные наложницы занимались любовью друг с другом или с евнухами, несмотря на то, что те были кастрированы.

У евнухов было множество подобных приключений. Некоторые из рабынь, получив свободу и выйдя замуж, через некоторое время разводились со своими мужьями, оправдываясь так: «Я привыкла получать больше удовольствия от общения с чернокожими слугами»...

Одевание наложницы. С картины Теодора Шассерио
Прикрепления: 9539449.jpg(6.0 Kb)
 
Lino4ikДата: Вторник, 2012-08-07, 10:50 PM | Сообщение # 18
Мимолетный
Группа: Тайный советник
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус:
Фаворитки

Самые красивые наложницы становились особо приближенными к султану. Султан выбирал из них четырех в качестве служанок и четырех в качестве гюзиде (фавориток).

Сексуальные отношения султана с наложницами всегда были для западных авторов предметом фантастических домыслов.

Посланник Венецианской республики Оттавиано Бон (1606), мадам Монтек (1717) и некоторые другие путешественники в деталях описали интимную жизнь султанов.

Написанное О. Боном впоследствии многократно воспроизводилось другими европейскими авторами.

Согласно Бону, султан шептал имена наложниц на ухо распорядительнице, которая и направляла их к султану.

Он прохаживался мимо них пару раз и давал свой носовой платок той, с которой хотел провести ночь.

Другая легенда гласит, что султан бросал носовой платок девушке, и та прятала его за пазуху. Но, как пишет мадам Монтек со слов фаворитки Мустафы I, рассказы про платок – это просто выдумки.

На самом деле, султан посылал подарок той наложнице, с которой собирался провести ночь. Затем избранницу султана отправляли в баню.

После бани ее одевали в свободную и чистую одежду и провожали в покои султана.

Там ей приходилось ждать у дверей, пока султан не ляжет в постель. Войдя в спальню, она ползла на коленях до постели и лишь затем поднималась и ложилась рядом с султаном. На следующее утро султан принимал ванну, переодевался и посылал наложнице подарки, если проведенная с ней ночь ему понравилась. Эта наложница могла затем стать его фавориткой.

Жизнь некоторых фавориток изобиловала невероятными событиями. Эмми де Ривери, родившаяся в 1763 г. на острове Мартиника в знатной семье, приходилась кузиной Жозефине – будущей жене Наполеона Бонапарта.

Когда они были еще маленькими, гадалка якобы предсказала: «Ты, Жозефина, станешь королевой Франции, а ты, маленькая Эмми, станешь королевой восточной страны». Они не поверили предсказанию, но так и случилось на самом деле.

В 1784 г. Эмми, возвращавшаяся на Мартинику из Франции, была похищена алжирскими пиратами и продана дею Алжира.

Оценив по достоинству ее красоту, дей решил заслужить благосклонность турецкого султана и подарил девушку Абдул-Хамиду I (1774–1789). Султан назвал умную и застенчивую белокурую девушку Накшидиль («Украшение сердца»), обратил ее в ислам и сделал своей фавориткой. Родив сына Махмуда, Накшидиль стала четвертой женой Абдул-Хамида.

После Абдул-Хамида на оттоманский трон взошел Селим III (1789–1807), его сын от второй жены Михришах. Однако Селим попросил Накшидиль не покидать гарем. Она учила султана французскому языку, поддерживала проводимые им реформы. Радикальные перемены, предпринятые Селимом III, вызвали гнев религиозных фанатиков.

В 1807 г. они устроили бунт и убили почти всех членов семьи султана, за исключением сына Накшидиль, провозглашенного султаном Махмудом II. Таким образом, француженка Эмми де Ривери стала валиде – матерью султана и вошла в историю Оттоманской империи.

Счастливые

Если одна из фавориток беременела, она переводилась в разряд икбал (счастливых), если же таковых было несколько, то им присваивались ранги: главная, вторая, третья, четвертая. Родив ребенка, икбал через некоторое время получала статус жены султана, но эта традиция соблюдалась не всегда.

Икбал появились в период правления Мустафы II (1695–1703). Они приобрели большой вес к концу XVIII в., а в следующем столетии стали наиболее значимыми женщинами гарема и сохраняли свой статус после смерти султана. Некоторых икбал султаны любили даже больше, чем жен.

У каждой икбал была отдельная комната на верхнем этаже. Меню состояло из 15 блюд: говядина, курица, компот, масло, йогурт, фрукты и т. д. Летом им предлагали лед для охлаждения напитков.

Жан-Леон Жером. Турецкая баня

Икбал (счастливая). Фрагмент картины Лекомта дю Нуи
Прикрепления: 8782565.jpg(6.7 Kb) · 4126996.jpg(6.9 Kb)
 
Lino4ikДата: Вторник, 2012-08-07, 10:54 PM | Сообщение # 19
Мимолетный
Группа: Тайный советник
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус:
Жены султана

Число кадын-эфенди (жен султана) варьировалось от 4 до 8.

Первая жена называлась главной, остальные соответственно – второй, третьей, четвертой и т. д.

В случае смерти одной из жен та или иная икбал возводилась в этот ранг. Султан лично принимал решение.

Новая кадын-эфенди получала письменное свидетельство, ей заказывались новые одежды, а затем выделялась отдельная комната.

Главная хранительница и ее помощницы вводили ее в курс имперских традиций.

В XVI–XVIII вв. кадын-эфенди, имеющие детей, именовались хасеки. Впервые этого титула удостоил свою жену Хюррем султан Сулейман Великолепный.

Султаны проводили ночи с кем хотели, но ночь с пятницы на субботу они были обязаны проводить только с одной из своих жен. Таков был порядок, освященный традицией ислама.

Если жена не была со своим мужем в течение трех пятниц подряд, она имела право обратиться к кади (судье). За очередностью встреч жен с султаном следила хранительница.

Несмотря на то, что очередность посещения султана строго соблюдалась, ни одной из жен не приходило в голову, что султан любит их одинаково. В гареме было известно, что некоторых султан обожает, другими пренебрегает.

Так, Сулейман Великолепный сначала женился на Махидевран, но затем полюбил Хюррем. Эти две женщины вели длительную борьбу.

И однажды Махидевран ударила Хюррем. Султан узнал об этом и немедленно приказал отослать виновную на жительство вместе с сыном в Манису.

Известно, что иной раз жены имели такое сильное влияние на султанов, что вмешивались в дела государства. Есть сведения, что некоторые даже управляли империей. Такое положение называлось «Женский султанат».

Кадын-эфенди обязательно называли своих сыновей «ваше высочество»; когда те приходили навестить их, они должны были встать и произнести: «Мой отважный юноша!»

Независимо от возраста, принцы в знак уважения целовали руку кадын-эфенди. Женщины гарема, дабы засвидетельствовать свое уважение, целовали подол юбки султанской жены.

В отношениях друг с другом кадын-эфенди соблюдали ряд формальностей. Когда одна из жен хотела поговорить с другой, она отправляла к ней служанку, чтобы получить согласие.

Едущую в карете жену султана сопровождали пешие евнухи. Если выезжали все жены, то их кареты выстраивались по старшинству владелиц.

Хюррем (Анастасия Лисовская), любимая жена Сулеймана Великолепного

Сулейман Великолепный
Прикрепления: 9622980.jpg(4.5 Kb) · 4561736.jpg(4.9 Kb)
 
Lino4ikДата: Вторник, 2012-08-07, 10:55 PM | Сообщение # 20
Мимолетный
Группа: Тайный советник
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус:
Принцессы

Как только становилось известно, что одна из икбал беременна, в гареме начиналась суета.

Одну из родильных комнат обивали роскошной тканью, украшенной жемчугом и бриллиантами, приносилось лучшее белье, над кроватью устанавливался балдахин из красного атласа, унизанный драгоценными камнями.

Первым узнавал о рождении ребенка гаремный евнух. Он давал указание помощнику сообщить радостную весть дворцу.

Во время праздника в честь рождения ребенка кололи баранов, палили из пушки: семь раз, если родился сын, и три раза – если девочка.

По улицам расхаживали глашатаи, объявляя: «У султана родился ребенок». Согласно султанскому фирману (указу), великий визирь рассылал сообщение об этом по всей империи.

Колыбель, в которой находился ребенок, с соблюдением всех церемоний переносилась во дворец Топкапы. Этот обряд назывался процессией валиде-султан. Помимо этого, проводилась другая процессия, организуемая великим визирем, которая по пышности превосходила процессию валиде-султан.

Церемония проходила на шестой день после рождения ребенка, когда официальные лица империи могли посетить молодую мать. Празднества продолжались в течение нескольких дней.

Новорожденному предоставляли комнату, для него выделялись слуги, рабыни и кормилицы. Когда детям приходило время учиться, для них выбирали нескольких учителей. Султан произносил «Бесмелле» («Именем Господа»), давал ребенку букварь и Коран, а также книжный ларец, отделанный бархатом, украшенный жемчугом, серебряной вышивкой и имперской эмблемой.

Дети султана учились правильному чтению Корана, письму, математике, истории и географии. В XIX в. к этим предметам добавились уроки французского языка и игры на фортепиано.

Дочери султана (принцессы), закончившие обучение, должны были носить длинные одежды и покрывать голову чалмой. По достижении брачного возраста их выдавали замуж за принцев из соседних княжеств, а когда таковых не находилось – за визирей, пашей и других официальных лиц империи.

В последнем случае султан приказывал великому визирю подыскать подходящую кандидатуру. Если кандидат, выбранный великим визирем, был женат, его заставляли развестись.

Поскольку кандидаты в женихи занимали крупные официальные посты в империи, они, разумеется, были намного старше тех, кого для них предназначали. Нередко они умирали вскоре после женитьбы. Но и жизнь этих избранников не была такой уж радостной.

У них не было права развестись с дочерью султана, в то время как последняя, напротив, могла это сделать с разрешения отца. К тому же, мужьям принцесс, носившим титул дамад (зять султана), приходилось навсегда забыть про наложниц.

Дочери султана устраивали великолепная свадьба. Город украшался арками, флагами, по ночам в небе вспыхивали фейерверки, в гареме проходило празднество для невесты.

Приданое выставлялось во дворце для того, чтобы его мог лицезреть народ. Возможно, самой яркой частью свадьбы был вечер кына – хны, когда невесте раскрашивали хной ногти и пальцы. Такая традиция до сих пор сохраняется в некоторых деревнях Анатолии.

Когда вечер хны заканчивался, гостей провожали во дворец, чтобы они могли принять участие в процессии, сопровождавшей невесту в дом жениха.

Там ее встречал будущий муж. В доме новобрачного гостей потчевали, и после вечерней молитвы они оставляли дом жениха, взяв с собой полученные от него подарки...

В гареме. С картины Жан-Батиста Илера
Прикрепления: 2165725.jpg(10.8 Kb)
 
Форум о Турции - Турция Для Друзей » История Турции » Турция - Османская империя » Гарем (Harem-i Hümâyûn)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:
Реклама
Последние комментарии
Недвижимость